Коксинская роща

Стрелка - слияние рек Кокса и Катунь. 

гора Белуха - самая высокая точка Сибири. Высота - 4506 м.

В поисках Беловодья. Подробнее

  •  
  •  
  •  
  •  

Уймонские вести - всегда с вами вместе!

« Назад

«Скифский след» Алексея Чичакова 06 10 2017 15:34

skifskii1.jpgНаш земляк, певец и композитор Алексей Чичаков становится всё более узнаваемым на концертных сценах России. Грамотно спланированные и хорошо организованные концертные туры по городам всё расширяют и расширяют географию его выступлений и круг поклонников и почитателей его творчества. Когда верстался этот номер «УВ», Алексей завершал очередной большой гастрольный тур. А накануне его отъезда мы встретились в радиостудии «Беловодье», чтобы поговорить и о том, что было в его творческой жизни в последнее время, и о том, что будет...
– Расскажи о последней поездке в Москву. С какой целью? Удалось ли её достичь?
– Поехал, чтобы сделать студийную запись нового проекта, который называется «Скифский след». К счастью, всё  состоялось, записали все мои партии. Это было очень важно, так как я приезжий, а другие участники проекта – из Москвы. Очень понравилось, как чётко и по-деловому всё было в студии. Поэтому оперативно прописали барабаны, бас-гитару, полностью весь инструментал. Сейчас идёт ответственный и очень тонкий процесс так называемого мастеринга. Если по-русски, то это сведение всех записанных партий воедино. Так, чтобы они звучали гармонично, а не «забивая» одна другую. Благодаря Интернету и другим современным возможностям, очень плотно сотрудничаем «на удалении». Где-то что-то дописываем, добавляем… Вот сегодня сходил, записал шум речки и леса. В студии эти звуки подмонтируют в нужном месте одной из композиций.

skifskii2.jpg

skifskii3.jpg– И когда мы услышим новый диск?
– Планируем выпустить его к октябрю (интервью записывалось в середине сентября - А.Г.). В сентябре, надеюсь, завершим сведение… А как получится на самом деле – посмотрим. Потом будем презентовать диск, устраивая концерты. От того, на каком «лейбле» будем выпускать «Скифский след», будет зависеть, на какой площадке мы будем его презентовать. И дальше пойдёт так называемая «раскрутка» проекта. Ну и грех было не воспользоваться тем, что я в Москве вместе с другими музыкантами, участвующими в студийной записи проекта: дали концерт в «Доме белого журавля».
– Звучит красиво. В двух словах - что это за дом такой? Что-то в восточном стиле?
– Восточный колорит точно присутствует. Это этно-дом «Инби». Четыре этажа, на которых занимаются разными восточными практиками: массаж, йога, мастер-классы… А на четвёртом этаже – чайный клуб «Дом белого журавля», где очень уютно и для выступающих музыкантов, и для тех, кто пришёл их послушать.
Это камерный вариант. Всё необходимое для подключения звуковой и другой аппаратуры есть. И вот мы там впервые этим составом отыграли. Концерт был 18 августа в пятницу. А дебютный, пробный концерт был на традиционном фестивале «Вот этно да!» Правда, там был немножко другой состав. Наш барабанщик был из «Белухи Джем», Алёна из Москвы и я. А в Москве – это уже как бы продолжение.
Многое пришлось делать параллельно, но успевал. 24 августа на турбазе «Камза» концерт прошёл очередной, 26 августа в Новосибирске в Заельцовском парке выступил с сольной программой на фестивале «Живая вода». С 20 сентября по 5 октября – осенний тур с презентацией альбома «Легенды и мифы Горного Алтая». Два концерта в Москве, два – в Санкт-Петербурге, затем Тверь, Саратов, Пенза, Нижний Новгород, Киров, Екатеринбург, Новосибирск, Академгородок, Барнаул. «Трио Алтая» на этот раз будет выступать в составе: Болот Байрышев, Марина Саксаева и Алексей Чичаков, так как Тандалай Модорова по семейным обстоятельствам не смогла поехать.

skifskii4.jpg

skifskii5.jpg Насколько это разные вещи - запись концерта в студии и выступление «живьём» на сцене?
– Специфика? Да, разная. И проекты разные. И сольный, и «Белуха Джем», и «Трио Алтая», и вот теперь ещё «Скифский след». Получается уже четыре проекта, в которых я участвую. «Сольник» на «Живой воде» я постарался сделать максимально разнообразным в плане корневой своей составляющей. То есть я не использовал гитару, только топшур, варган (комус), флейты различные – шоор, два пимака индейских, окарину и курай башкирский. Естественно, горловое пение, традиционное исполнение благопожеланий. Получилось, судя по реакции зрителей, и по моему ощущению на сцене, интересно.
Насколько сложнее быть «человеком-оркестром» на сцене? Или, наоборот, сложнее в студии?
– С группой выступать, например, с «Белухой Джем» – это другое. Хотя материал бывает часто один и тот же, аранжировка совсем разная.
Естественно, то, что, может сделать группа, сольно не сделаешь. Одному и сложнее, и проще одновременно. Ты сам себе хозяин, ты сам себе аккомпанируешь, захотел туда, захотел сюда… С хорошими музыкантами тоже это получается. В «Белухе Джем» мы тоже можем варьировать, так как чувствуем друг друга, один туда «пошёл», ты за ним… Или он за тобой. Эта сыгранность открывает простор для импровизации. Звук в группе, конечно, богаче. И многоголосие, и инструментал – барабаны, бас-гитара, скрипка… Четыре человека – это уже и оркестр, и хор. Можно с большой сцены на большую аудиторию работать.
С проектом «Трио Алтая» мы тоже делаем больше традиционного, но в современной обработке. Концерт длинный, около двух часов. Мы меняемся. Болот Байрышев свой сольный блок исполняет, я – свой сольный блок, потом Тандалай Модорова или вот сейчас Марина Саксаева. И в финале совместный блок, мощное завершение концерта.
Тут тоже специфика своя. Так как мы с Болотом уже около восьми лет сотрудничаем, и у нас с ним уже есть отработанная программа, всё отшлифовано, мы друг друга понимаем с полуслова. Можем даже с ходу сыграть то, что никогда не играли вместе. И эти импровизации получаются иногда очень здорово. Полные свобода и взаимопонимание.
У нового проекта «Скифский след», который мы в студии записывали, другая специфика. Студийная запись подразумевает полное сосредоточение, всё делаем под метроном, чтобы было всё идеально ровно. Тут и свобода, и несвобода. С одной стороны, довольно жёсткие рамки, с другой, возможность вариантов, перезаписи дублей пока в голосе, потом выбираешь лучший. А на концерте как тебя повело, так и прозвучало. Это разные виды работы. И каждый прекрасен по-своему. Студия – это свобода, полёт мысли, всё можно переставлять туда-сюда. Какие-то эффекты добавлять. Тут многое зависит от нашего замечательного московского звукорежиссёра и саунд-продюсера и вообще как бы директора нашего проекта Алексея Денисова.
Насколько много зависит от того, хороший или не очень хороший режиссёр?
– Как минимум процентов на 50. И от концертного звукорежиссёра тоже. Почему мы и стараемся брать с собой Алексея Денисова. Он в теме, он знает, как всё должно звучать. От качества звука на концерте зависит его успешность. Процентов, наверное, на 70. От этого зависит и насколько тебе как музыканту будет комфортно на сцене, а зрителям в зале: как они слышат тебя и инструменты. Он знает, какой инструмент в каком месте должен быть и по панораме, и по тембру, по всем другим параметрам. Где голос, где электронные дела.
А в студии от этого человека зависит вообще всё! Мы стараемся максимально хорошо исполнить, а от него зависит качество звучания всего, общая атмосфера альбома. Насколько он будет целостным и глубоким.
Я сам тоже всем этим занимаюсь. Но когда профессионал, который занимается этим большую часть своей жизни, а у Алексея записывались  музыканты со всего мира, он работал в самых разных проектах. У него огромный и слуховой багаж, и опыт звукового инжиниринга. С такими людьми очень приятно сотрудничать. И я рад, что они меня пригласили в этот проект.
– А они приглашают не всех…
– Тут всё удачно совпало. Каждый музыкант, каждый саунд-продюсер следят за тем, что происходит в мире музыки, особенно в России, кто чем дышит, кто чем занимается… Это всё отсматривается через Интернет, через фестивали… Если интересы совпадают… По разговору я понял: интересным во мне было то, что есть этническая составляющая, моя корневая алтайская, с другой стороны – европейский подход к музыке. И вот эта смесь – она понравилась. Самое главное, что это современно звучит. И это, я думаю, привлекло внимание. У Алёны Минулиной был свой проект, из которого она сейчас вышла, назывался он «Фолк-бит». Она современный музыкант, но собирает старые славянские песни и духоборцев – она ездит, изучает манеру пения, записывает слова… Тоже интересная работа. И она как современный музыкант занимается всей электроникой. Замечательно делает битбокс, например, звукоподражание ударным инструментам для создания ритма и одновременно электронное сопровождение. Она может задать ритм, сразу же записать его, сделать на него другое звуконаложение и петь… Всё вместе очень интересно получается.
Этим я тоже занимаюсь, когда сольно выступаю. Поэтому мы хорошо понимаем друг друга.
И к нам ещё два музыканта подключились: Алексей Бударин, барабанщик московский, и Владимир Кисляков, тоже из Москвы, который во многих московских проектах участвует. Теперь работает с нами. Надеюсь, что проект «Скифский след» найдёт своих слушателей, и мы выпустим много «пластинок».
Беседовал Алексей ГЕРАСИМОВ,
фото из архива Алексея ЧИЧАКОВА.
 

Комментарии


2017-10-09 13:56:40 АлтынайТ #
- ... «Трио Алтая» на этот раз будет выступать в составе: Болот Байрышев, Марина Саксаева и Алексей Чичаков, так как Мандалай Модорова по семейным обстоятельствам не смогла поехать...
- Батюшки светы!!! Война и немцы!!! С какого перепуга МАНДАЛАЙ? Это шутка редактора или Алексей не знает это алтайское слово? Модорова смертельно оскорбилась!Она - ТАНДАЛАЙ!

Ответить / Цитировать

2017-10-11 00:59:45 УВ #
Кому: АлтынайТ, takachakova@list.ru, #10329406

Спасибо за Ваш комментарий! К сожалению, была допущена опечатка, которая теперь исправлена. Приносим извинения уважаемой Тандалай Модоровой.

Ответить / Цитировать

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:


Официальный сайт МО "Усть-Коксинский район" Республики Алтай

Официальный сайт Правительства Республики Алтай