Коксинская роща

Стрелка - слияние рек Кокса и Катунь. 

гора Белуха - самая высокая точка Сибири. Высота - 4506 м.

В поисках Беловодья. Подробнее

  •  
  •  
  •  
  •  

Уймонские вести - всегда с вами вместе!

« Назад

Приключения Лёши и Гоши 13 01 2018 14:13

priklucheniya1.jpgХристофор Колумб, в Индию поплывший, а в Америку попавший, Афанасий Никитин в эту самую Индию «за три моря» сходивший... Марко Поло, Николай Миклухо-Маклай и Николай Пржевальский... Трудно сказать, так ли сейчас, но когда Саша Петров был юн, эти имена были известны всем советским школьникам... Редакции «УВ» неизвестно, эти ли знаменитые путешественники пробудили в нём страть к странствиям или другие не менее знаменитые искатели приключений и новых знаний, или просто характер у него такой непоседливый... Но факт остаётся фактом: и в свои «далеко за семьдесят» Александр Михайлович Петров из Кайтанака, как в детстве и юности, одержим путешествиями. И не в какие-то там Тайланды на песочке тёплом погреться стремится, а по родным просторам с рюкзакой пройтись! «Вот чудак-человек!» – возможно, хмыкнет кто-то. «Делать ему больше нечего!» – добавит кто-то ещё более практичный. Александр Михайлович на таких не обижается. Удивляется только по-детски: «Жить в таком изумительном месте и не ходить в походы?!» Чем дальше в лес, тем больше красоты, а не только дров, считает он. Чем выше в горы, тем шире панорама красоты неописуемой! И при первой возможности за бирается всё дальше и выше. И что не менее замечательно: Александр Михайлович, как вышеперечисленные великие путешественники былых времён, обо всём увиденном охотно рассказывает. Всем, кому это интересно, в ком детство не умерло.
И, кстати, тем самым важное дело делает, красоту и туристскую привлекательность района нахваливая (ничего не преувеличивая, заметим). Прочитает в Интернете такой же непоседа, живущей в Москве, Вологде или Лондоне, соберёт рюкзак и айда к нам со своими рубликами и фунтами-долларами... Им удовольствия и приключения, а району какой-никакой доход дополнительный... Вот вам и «делать ему больше нечего»...
Минувшим летом Александр Петров в очередной раз по родным просторам побродил и подробно «УВ» об этом рассказал. Читайте, вдохновляйтесь и... присоединяйтесь!

priklucheniya2.jpg

priklucheniya3.jpg

priklucheniya4.jpg
В небольшой деревеньке Кайтанак жили Лёша и Гоша. Во всём друзья не разлей вода, как говорится. И фамилии у них начинались с одной и той же буквы и одинаково заканчивались. Летом вместе ходили собирать грибы и ягоды; зимой катались с горы по снегу, а Лёша однажды поздравил Гошу с праздником, вытоптав своё поздравление на снегу. Над забором друзья ставили вертушки, от ветра они крутились и громко трещали. Мечтали сходить по тропам испытаний в дальние страны, открыть свою землю и свой таинственный остров. А в ближайших планах был поход за эту вот высокую-превысокую гору, с крыльца и из окна Гошиного дома на её склоне была видна словно бы рука, манящая и зовущая к себе, и им казалось, что горы без них скучают.
Как-то пришёл Гоша к Лёше с толстой, сучковастой палкой и с мешком за плечами.
– Здорово!
– Здорово! Что делаешь? Горы рисуешь, а что это они у тебя такие голые? Там, на вершинах снег лежит, ручьи бегут, водопады, по склонам лес растёт. Ладно, смотри, что я принёс!
– Ну, палка.
– Палка, да не простая. Это палочка-выручалочка! Что попросишь, то она и сделает. Она даже время может изменять. Давай пойдём с ней далеко-далеко, высоко-высоко. Есть у тебя мешок какой-нибудь?
Лёша принёс походный мешок.
– Давай какие продукты: хлеб, сухари, всё неси. Смотри, как у меня мешок набит. Там и палатка, и тёплая одежда. Компас не надо брать, в горах по нему не ходят, там по ручьям ходят. Ручей в речку бежит, а на речке люди живут.
Набили Лёшин мешок всем, что под руку попало. Ну, вот... Одели его на Лёшины плечи, взяли палку и только с крыльца спустились, а родители навстречу идут.
– Куда это вы собрались с такими мешками?
– Мы в поход пошли вон за эту гору. Вечером вернёмся.
– Хлеба-то хоть взяли?
– Взяли, взяли! – И скорей за калитку.
– Ну, говори, Гоша, куда пойдем?
– А, пойдем мы, Лёша, далеко-далеко за Мультинские озёра, там стоит высокая-превысокая белая гора, залезем на неё и с неё увидим дальние страны. Только вначале нам надо зайти на две волшебные поляны. Первая поляна называется «Кедровая опушка».
priklucheniya5Сказал так Гоша, ударил палкой о землю? И-и-и! Раз! И вот они стоят уже среди дивных гор, на большом холме, покрытом тёмным густым лесом. Высокая изгородь перед ними, а за ней большая поляна. Вошли они в широкие ворота с надписью «Кедровая опушка» и увиденной красотой восхитились. В окружении кедров, с чутко дремлющими кронами, на зелёной поляне раскинулись чудные домики: большие и маленькие, высокие и низенькие в яркие краски окрашенные. Рядом речка бежит, журчит, свои сказки говорит. Прошли по поляне, а их уже и встречают.
– Здравствуйте! Мы идём далеко-далеко, ищем дальние страны. Да вот притомились к вечеру. Можно ли у вас переночевать, люди добрые? У нас и палатка своя есть.
– Ночуйте, конечно. Только пойдёмте вначале, поужинайте у нас.
И повели Гошу с Лёшей через всю поляну мимо красивых домиков в большой дворец. А стены-то у него непростые, а лучезарные. Одна стена вся зеленая, другая – красная, третья – синяя. Через стены эти солнце горит всякими лучами. Перегородки из тонких, золотых прутьев плетённые. Столы все на берёзовых, белых ножках стоят.
Только сели за один такой стол, а перед ними уже стоят кувшины с молоком, с мёдом, с квасом и компотом. И домашние блины со сметаной. И хрустальные чаши с горячим ароматным чаем. На блюде немаленьком сыр лежит, жёлтым боком дразнит, и каравай белого хлеба – душистостью своей приманивает. В тарелках борщ наваристый, рядом полная чаша сметаны домашней... Набросились наши путники на еду, только ложки по тарелкам звякают. Наелись, напились  чаю, а к ним уж три феи подсели, и речи приветливые завели. На сытый-то желудук приятнее разговоры разговаривать...
priklucheniya6Первая из них оказалась Валентиной Васильевной Казанцевой, хозяйкой дворца этого. Она всегда гостям рада, особенно таким юным путешественникам. «Дворец наш называется «Кедровая опушка», – поведала.
Другая фея-красавица поварихой Ольгой назвалась. Всё вкусное, что мы пили и ели, – это её искусство. Третья фея, как выяснилось, мастерица на все руки. Наташей просила звать-величать.
– Завтра утром поедете вон на такой машине, – показали перстами феи на «ГАЗ-66». – А сейчас идите, укладывайтесь спать, да не проспите, чтобы утром позавтракать успели перед дорогой, которая не скатертью гладкой стелется, а... впрочем, сами всё узнаете-увидете...
Сказали феи так и исчезли, как будто никого и не было. И посуда исчезла, и чисто стало опять на столе. Спохватились: «Поблагодарить же за ужин сытый надо!», а уж некого.
Пошли укладываться спать, не проспать бы, в самом деле. Воздух чистый да звёзды в небе ясном так и убаюкивают, а утром вставать ра-а-а-но...
Поставили палатку на бархатную траву зелёную под могучим кедром и уснули сладко.
А ночью буря разбушевалась. Яркие молнии сверкали, гром гремел над головой. Но не разбудили путников после после дневного утомления насытившихся.
Утром встали бодрые, собрали палатку, пошли во дворец завтракать. Опять полный стол еды всякой. Накормили да ещё на дорогу дали пирогов со всякой начинкой, кусок янтарного сыра, хлеба и всякого-разного другого много, так что мешки стали большими, круглыми и тяжёлыми. Повели Валентина Васильевна, тётя Оля и тётя Наташа мальчиков к машине мимо чудного сада. А там всякие лакомства растут. Сладкие, кислые, горькие, и всё это к столу, чтоб кушанья ещё вкуснее были. Посадили Гошу и Лёшу в кузов большой машины, помахали им  рукой, заурчала машина, готовность ехать дальше в горы выказывая. тут забота взяла мальчишек: вдруг машина не сможет ехать по дороге такой – ямы да канавы, глубокие и воды полные. Но машина рыкнула, будто усмехнувшись, и без всякого страха колёсами в эти ямы-канавы ринулась и, покачиваясь во все стороны, знай только перед собой воду большой волной гонит. Потом покачивание превратилось в ужасную болтанку. Путникам пришлось в угол кузова у кабины забиться и в борт обеими руками вцепиться, чтобы ненароком за него не вылететь. А машина ещё больше с одного борта на другой заваливается, путников и  рюкзаки их по всему кузову кувыркает. Мотор ревёт, колёса то на камни карабкаются, то скатываются с них. То машина аж боком идёт, так и кажется, что задний борт хочет перегнать кабину с водителем, то с одной стороны, то с другой, а то и перелететь... Натерпелись, словом, путники экстриму. А сидящему за рулём водителю Гурьяну Смышляеву и лоцману Михаилу из Огнёвки хоть бы что: только знай себе понужают железного коня двигаться вперёд и вверх, вброд через речки бурные, по камням скользким, и по колее глубокой...

priklucheniya7.jpg

priklucheniya8.jpg

priklucheniya9.jpg120 минут тряски (или два часа страха), и машина с горы спустилась к берегу озера Мультинского. Выпрыгнули из кузова, за доставку с шиком поблагодарили и пошли дальше, куда вела палочка. И только подошли к берегу реки Мульта, как перед ними оказался челнок, а в нём молодец сидит с вёслами, отдали ему две бумажки под №10, и он махом переправил на другой берег. Можно было бы и вброд попытаться, да уж очень глубоко, показалось, и мощь течения нешуточная, вместе с мешками-рюкзакими смоет и не заметит.
Вылезли на другом берегу из лодки и попали в город дивной постройки. Стоят сооружения из дощечек, реечек и палочек. Насквозь просматриваются. Не поймут никак путники, где у них вход, где выход, где крыша, где верх, где низ. Легенды гласят, что был тут конкурс молодых архитекторов, со всей страны понаехавших и соорудивших из подручных материалов эти хитроумные эко-строения. Ничего в замыслых архитектурниых не поняв, путники-аборигены пошли дальше по берегу озера большого, ко всё более усиливающемуся гулу впереди прислушиваясь. Шли-шли и пришли к месту, гул производящему. Среди больших камней вода из другого озера бежит и с шумом в озеро нижнее падает. Потому люди и назвали это место «шумы».
Поскакав по глыбам каменным, налюбовались чудом природы, тут Гоша и говорит: «Что-то ноги не не хотят идти, стало быть, пообедать надо, энергией организмы напитать.  Солнце-то уж за полдень перевалило.

priklucheniya10.jpg

priklucheniya11.jpg
Остановились: вода рядом и дрова сухие кругом – ветки-хворост тут и там, собирай да костерок разжигай. С необходимой осторожностью, конечно. Когда-то здесь был большой пожар, судя по деревьям, сухими белыми скелетами среди наросшей молодой зелени стоящим. Может быть молния, а может, беспечность людская лесному пожару причина...
Костёр развели умело-бережно, сварили, поели, отдохнули, и дальше повела их волшебная палочка путеводная. Вышли на большую поляну, палаток разноцветных на ней, как ярких цветов в поле! Оказалось, главная туристская стоянка на среднем озере Мультинском, в котором поутру, когда рябь ещё не проснулась, как в чудо-зеркале берег противоположный со всеми подробностями отражается.
Прошли ещё немного по тропе через травы высокие и у терема с  дощечкой, прибитой к его углу, оказались. А на дощечке той надпись строгая: «Заповедник».
Выходят из терема два стражника: «Мы природы охранники, а вы кто такие? Есть ли у вас документ разрешительный, чтоб здесь ходить?»
Оробели Лёша с Гошей пред грозного вида стражниками, подали им проходную грамоту, перед путешествием полученную. Прочитали её природы хранители и снова сердито спросили:
– Зачем сюда пришли? Прошлого раза мало было?!
Пуще прежнего испугались мальчишки, но все же робко сказали: «Мы ищем дальние страны, нам надо вон через ту вершину к белой горе...»
– Никуда вы не пойдёте... (так и обмерли путешественники от вердикта такого!)... сегодня, потому как вечер уже. А горы путников ночных не жалуют. Идите к костру, сушитесь, ешьте и отдыхайте. Хотите – лезьте на чердак и там спите, – сказали уже миролюбиво стражники, и путники сразу повеселели, потом у большого, жаркого костра согрелись, поели и – на чердак! Спать, как сказали дядя Петя и дядя Саша, так стражей природы завали. А на чердаке тепло-то как! Солнце за день всё здесь нагрело, и постель мягкая нашлась. Легли, прижались друг к другу спинами и сразу уснули. И снова ночного дождя-ненастья, крышу терзавшего, не слышали. То есть, конечно, слышали, но спать это не мешало, наоборот убаюкивало.
Увы, и утро настало хмурое, а день – сырой и холодный. Спустились к костру, а дядя Петя и дядя Саша уже и завтрак приготовили.
– Сегодня весь день будет дождь. Без всякого барометра и Интернет-прогноза, это очевидно. Поэтому отдыхайте-ка тут, дальше по пути вашему в такую погоду ходить нельзя. А завтра день будет тёплый, вот и пойдёте...
Поняли путники: обжалованию сие не подлежит, и весь день и провалялись-продремали на чердаке. Под умиротворяющий шум дождя. И откуда дядя Петя с дядей Сашей про погоду всё так точно знают?
Как они и говорили, следующее утро было ясным, но холодным Ветер срывал последние капли дождя с деревьев, и они громко стучали по крыше. Дым от большого костра достиг чердака, заполз в носы путников и, щекоча, разбудил.
– Доброе утро, дядя Саша и дядя Петя! – возвестили о совём пробуждении Лёша и Гоша.
– Выспались? Ну, наваливайтись на нашу кашу и счастливого пути к вашим далям дальним. Только туда, куда вы вчера хотели идти, мы вас не пустим. Сами смотрите – там всё за ночь снегом завалило. Здесь дождь лил, а там снег валил. Пойдёте вы туда в розовых коротких штанишках и там замёрзнете, в снегу явязнув.
Пригорюнились Лёша и Гоша а стражи природы утешают:
– А идите-ка вы, добры молодцы, по пути детскому. Через речку, мимо озера, мимо водопада. На Детский перевал поднимитесь... А коли ослушаетесь и по первоначально задуманному пути двинетесь, то уж не взыщите, мы вас поймаем и придётся рассчитываться за ваше нарушение порядка в нашем заповеднике, – погрозили пальцем стражи и подтолкнули слегка сзади. – Ну, договорились что ли? Тогда счастливого пути!
– Спасибо! – сказали путники, – До свидания! – и пошли, Лёша, как всегда впереди.
И только отошли до полной стражей невидимости, как Лёша обиженно (даже губы дрожат, того и гляди, сейчас заревёт) говорит: «А давай, Гоша, всё-таки пойдём через «свою» гору, а то этот детский путь – смехота просто!»
У Гоши тоже от досады слёзы на колёсиках, готовы по щекам покатиться, но он решительно не согласился:
– Нет, Лёша, порядок в заповеднике нельзя нарушать!
И с укоризной на палочку волшебно-путеводную посмотрел. Мол, сплоховала ты, подружка.
Зато у стражей природы заповедной от сердца отлегло. А то ишь, отчаянные какие. Герои, понимаешь,  лезут туда, куда никто не ходит. А потом ищи их, как было уже однажды с этим Гошей –  столько дней искали!
А Лёша с Гошей, между тем, на берегу бурной реки оказались. Река камни перекатывает, слышно, как они под водой стучат, а поток через них так и бурлит. Стали они искать, где бы перейти. Глядь, дерево поваленное над рекой. Полез на него Лёша на над бурными водами. Да коротким дерево оказалось, до другого берега не достаёт, и не допрыгнешь – свалишься в поток стремительный. Стали другое место искать. Искали-искали и на ровное место вышли. Река здесь уж не бурлит грозно, а только бежит быстро. И дерево нашли сучковатое, поваленное, чуть-чуть только вершиной тонкой не доходит до того берега. Залез Лёша на него, за сучья держась, ползёт на коленках, так на тот берег и перелез. Натаскал толстых сучьев, накидал их на верхушку ствола, получилось крепко, надёжно. Вернулся обратно – мешок свой перенёс, вернулся за Гошиным мешком.
– Нет! Нет! – закричал Гоша. – Мой мешок неудобный, он тебя свалит в воду! Надо что-то придумать...
И тут палочка-выручалока реабилитировалась, подсказала мысль здравую да конструктивную про плёнку непрокомаемую. Замотали Гошин мешок в эту плёнку, привязали к нему верёвку, с концом которой Лёша на тот берег перебрался.
– Давай! Тяни! – крикнул Гоша,  бросив свой мешок в речку, и его понесло быстро течением вниз. – Лёша! Не зевай, тяни! Унесёт!
Ухватился Лёша за верёвку что есть силы, тянет-потянет и никак не может вытянуть. Мешок большой, тяжёлый, течение – быстрое, сильное, всё дальше туристские пожитки уносит....
Хотел было Лёша в речку зайти, померил дно, а палка дна и не достала.
– Лёша! Тяни! – кричит Гоша с другого берега.
Упёрся тут Лёша ногою в дерево, собрался с силушкой, напряг все свои молодые мускулы да и вытащил мешок на берег. «Ух!!! – рукавом утёрся. – Теперь ты, Гоша, сюда перебирайся»
Собрался Гоша с духом и смело залез на дерево, крепко за сучья цепляется, шаг за шагом к берегу противоположному продвигается... А дерево вдруг под ним в воду опустилось.
– Скорей! – закричал Лёша и полез ему навыручку.
– Куда?! Хочешь, чтобы оба утонули? «Боливар не выдержит двоих!», сам перейду...
И ползком, на коленях, омываемый холодным потоком, «перешёл». Развязали мешок, а в нём сухо-пресухо. Ни одной капли воды в него не попало.
Перевели дух и дальше двинулись. Долго ли, коротко ли шли, как встал стеной перед ними лес, вошли в него, а он такой тёмный и высокий. Поваленные деревья и камни мхом обросли, под ногами вода хлюпает, кусты больно цепляются, прохода не дают, вершины деревьев небо закрыли, солнца не видно. Холодно, сыро. Еле нашли поляну сухую да ровную, поставили палатку, костёр развели. Сварили поесть, насытились, согрелись и спать улеглись.
Утром дальше по лесу по склону вверх стали подниматься. Круто, тяжело, не видно, куда идёшь. Никаких троп нет. Наконец, просвет появился, лес кончился, поднялись на поляну, а на ней – озеро. И такое красивое! По бокам высокими горами зажато, впереди моренный вал высокий, с него водопад, как по ступеням, падает, а выше – снежные вершины небо подпирают.
Обошли озеро краем по камням, надо на вал лезть, а он отвесной стеной стоит. Деваться некуда, за выступы и трещины хватаясь, полезли. Высоко уже залезли, как попали в пещеру большую, широкую, высокую, ходить можно в ней, одно плохо – вода кругом. По стенам бежит, сверху капает, под ногами – ручьями... Но есть и плюс: холодной и вкусной оказалась, сама в рот так и просится... Попили, отдохнули, постояли, полюбовались красотой вокруг. Пролезли ещё немного вверх, и надо же – верёвка висит, по ней и наверх и вскарабкались.
– Ого, какая красота! – закричал Лёша, зелезший, как всегда и везде, первым.
Огромная поляна утопает в синих цветах, сзади обрыв отвесный, впереди ледники блестят под голубым небом, острые вершины вверх уходят.
Надо здесь остановиться. День провести. Среди цветов палатку поставили, обтянули плёнкой, камнями обложили, поперёк верёвкой перетянули. Место открытое, ветер может быть сильным. Собрались костёр развести, а вокруг ни одной веточки, только камни, лёд и цветы. Но Лёша запасливый и предусмотрительный.  Достал какой-то походный примус маленький, покрутил что-то, и огонь голубой появился. О, джин, хранитель огня ибн Алёша!
На следующий день полезли на одну из вершин посмотреть, что с неё видно. Залезли и ахнули: какая величественная панорама! Все озёра Мультинские видны. Под ногами – Верхнее, а над ним – Норыльчан своим огромным глянцем ледника навис, соседние ледники белое кружево развесили кругом, а с них белыми  лентами речки бегут вниз. Увидели и ту гору, через которую стражи природы не пустили, как и все хребты, тоже снегом покрыта.
Налюбовавшись, краем ледника спустились обратно. И тут Гоша наступил не на тот камень. Ногу сильно придавило.
– Ай! – разнеслось в горах. – Лёша!!!
Лёша помог Гоше ногу освободить, а потом и обувь вытащить. Большую отметину оставили камни на ноге. Послюнявил Гоша кусочек бумажки, залепил изъян и дальше пошёл.
С утра полезли на перевал. По сплошным камням, то таща волоком мешки за собой, то толкая их перед собой, то передавая друг другу. И так до самого гребня перевала. И опять в крутую стену без выступов упёрлись. И опять с верёвкой, кем-то заботливо закреплённой вверху. Но насколько прочно? Это можно было узнать, только проверив на себе.
Лёша залез первым, даже с мешком. Лёша высокий, гибкий, цепкий... Потом он Гошин мешок верёвкой вытянул. Затем Гошин черёд наступил. Лёша сверху подсказывает, куда ногу поставить, за что и где рукой ухватиться. Так и одолели перевал, помогали друг другу. Залезли и... как в другую страну попали: унылый, однообразный вид, кругом всё серое. И небо, и камни, и горы вдали, и лес внизу за рекой не зеленый, а серый...
Сели на камни, осмотрелись и... закричали: «Ура!» Ведь залезли же! Лёша – первый, а радость и победу на двоих поделили.
Посмотрели, как верёвка вокруг выступа скалы завязана. Пришли к выводу: без верёки не залезли бы. На ней кто-то умело узлы навязал, чтобы легче было подниматься и не соскользнуть. Под скалой почту нашли. Сборная группа из разных городов прошла здесь недавно и оставила свой адрес. Присовокупили свою почту: группа в составе двух человек, Гоши и Лёши, одолела этот перевал в 3 часа дня. Поднимались 6 часов. Кто следующий залезет, прочтёт.
Стало совсем хмуро, дождь пошёл, а ведь ещё спуститься надо по другой стороне перевала. Спустились с гребня, а под ним огромный, широкий во весь склон, и до самого низа ледник лежит. Лёша и говорит:
– А давай, Гоша, скатимся с него!
– А давай...
Осторожно встали на лёд. Склон – крутой-крутой. Разгонишься и внизу врежешься в скалы, пожалуй... Стали поверхность ледника изучать: ага, неровная – ямки, бугорки, трещины небольшие, есть за что уцепиться и затормозить...
– Ну, поехали?!
– Поехали!
Сели верхом на палки и покатились Лёша с Гошей. Весело и быстро скатились. Потом ещё и ледничка поменьше... На большой, ровной поляне быстро поставили палатку, огонь стали разводить. Сухие веточки, корешки, палочки – всё в костёр годится. Лес – далеко внизу.
Раздувая огонь, посмотрели туда, откуда недавно спустились – что это там подозрительно так шумит?
– Тихо! Слышишь?
– И только это вымолвить успели, как сверху полетели камни. К счастью, разогнавшись, они шлёпались далеко в снег на другом склоне.
Лёша и Гоша оживленно коментировали:
– Ого! Здоровенные-то какие!
– Гляди, вот тот, как мячик прыгнул...
– А шлепаются-то как! Слышишь?
– Ага, и снег во все стороны, как от взрыва, представляешь, если метеор из Космоса...
– Гляди! Огонь! Красный! Камень высек и вдребезги, видел? И, кажется, горелым запахло...
– Лишь бы для нас жареным не запахло... Смотри, ещё ползут! Пыль-то какую подняли! До нас, поди, не долетят?!
– Кажется всё...
– А если бы им сюда лететь вздумалось, куда бы мы, интересно, побежали?
– Да никуда не убежишь... Но вот лучше возьми два белых кварцевых камня, побей один о другой, и тоже огонь красный будет и горелым камнем тоже запахнет...
– Помнишь? На Куйгуке под горой хотели ночевать, потом ушли на другое место, а ночью завалило там всё. А на Риге как камни через голову летели. Отсиделись под скалой.
– А на Буревестнике всё время летели камни по другому склону.
– А как Аккемский ледник грохнулся? За 10 км было слышно.
– Ладно, давай ужинать и спать. Завтра трудный путь будет.
Лёша и Гоша поели, залезли в палатку, ещё немного поговорили об обвале, о перевале, о пройденном за день, и крепко уснули.
Вчера к вечеру спустились ко второму из трёх Крепких озёр. Утром побежали наверх посмотреть, а на первое не пошли – далеко, да оно и маленькое. Вытащили всё из палатки – пусть сохнет, поели и собрались собираться. А палатки-то и нет. Ветер, как воздушный шар, унёс её далеко вниз. Лёша побежал её догонять. Интересно было видеть, как он нёс её над собой, а она, словно синяя большая птица, летела над ним.
Собрались, пошли. Постояли около памятника погибшей здесь группе туристов. И снова в путь – мимо похожего на Дарашкёль озера. Надо спускаться с моренного вала. Опять огромные камни навалены, даже крупнее и круче, чем на том вчерашнем валу. Тихонько, осторожно, долго спускались между ними к реке Крепкой. Несколько раз хорошо искупались под сильным дождём, и мешки стали совсем неподъёмными. Нашли хорошее место под кедрами, развели костёр, согрелись, слегка подсушились, поели и спать до утра.
День настал тёплый, солнечный. Досушили всё на солнце и вдоль речки – по камням да по камням...
Стало оживленнее: палатки, встречные туристы, все искренне-доброжелательно «Здравствуйте!» говорят. Братья по крови.
Среди деревьев кедровки тревожно трещат, как сороки, о приближении человека другим птахам сообщают. Хоть и знают, что турист – существо не опасное, никакую пичугу и зверушку не обидит, иной наведёт хитроумное устройство – фотоаппарат называется –щёлкнет и радуется, как дитя. Никакого ущерба кедровкам и прочим тайги и гор обитателям нет, но чирикнуть для порядка надо...
Гоша хорошо поёт. Он много знает песен про море, про самолёты, про школу, любит петь. Вот и сейчас он идёт и напевает: «По камушкам, по камушкам идём, идём, идём. Сейчас мы остановимся, костёр здесь разведём!» А Лёша подпевает ему: «Через речки бродом и по горным тропам, мне всю страну так хочется пройти!»
К вечеру добрались до Мультинского озера, откуда и начинались приключения Гоши и Лёши. Машин-то сколько!!! Вон и та, на которой сюда приехали. Рядом со своими железными конями водители стоят, руками машут:
– Сколько дней бегали?
– Десять...
– Дома, поди, заждались? Садитесь, поехали!
Вспомнили Лёша с Гошей, как их кидало в кузове по дороге сюда, и не захотели больше трястись так. Ударил Лёша палочкой о землю. Раз! И они уже дома, а Лёшины родители у калитки стоят, их поджидают.
– Долго вас не было. Садитесь за стол, ешьте да спать ложитесь. Уже темно, Гоше далеко домой идти, сегодня он у нас ночует. Ты, Лёша, на своей койке, а Гоша на диване рядом с тобой. Набегались за день! Устали! Через речку наверное бродили? На гору поднимались? Ну, спите.
Свет погасили, и Лёша с Гошей сразу уснули в домашнем тепле, а Лёшин папа стал вытряхивать их мешки, и что это в них такое тяжёлое? А  в мешках было всё то, из чего сделаны мальчишки. Железки всякие, болтики, гвоздики, ножички, коробка с карандашами, книга А.П. Гайдара «Дальние страны», компас, ложка, кружка и крошки от куска хлеба.
– Палку зачем-то принесли! Взял Лёшин папа палку, хотел её сломать и в печку бросить. Только согнул её, как вдруг раздался оглушительный грохот, дом затрясло и стало темным-темно, а когда всё стихло и разошлась тьма, видит он, что на койке спит Лёша, а на диване его дед, а на полу нет никаких мешков и палочки нет. И уж не тот Лёша – маленький мальчик и не тот Гоша, тоже маленький мальчик, а Лёша большой – Петров Лёша и его дед Петров А.М. У порога лежат два больших рюкзака, а в углу стоят палки и среди них дедова палка. Это палочка-выручалочка в неё превратилась. Она уже давно, много лет водит его в путешествия во времени и в пространстве. Помогает ему речки бурные вброд преодолевать, в горы высокие подниматься и спускаться с них, проходить без тропы туда, куда нужно. Кто хочет взять эту палочку с собой в поход, приходите к нему, он охотно даст её тому, кто первым согнёт её, чтобы вернуться в детство... Ах, детство-детство, полное мечтаний о путешествиях с приключениями...
Лёша и его дед с этой палочкой сходили в очередной поход и рассказали о нём. Петров Лёша и Петров А.М. из села Кайтанак.
Вот это детский, так детский путь! Тут взрослый не всякий пройдёт. Надо идти по таким камням, по такой круче, через такую бурную речку перейти да ещё и по верёвке лезть надо.
Говорят, группа туристов, шедшая позже этих мальчишек по этому пути, переименовала его из «Детского» в «Дедский» и адрес свой оставила на перевале.
Может, и вы красотой этих мест полюбоваться хотите, себя приключениями туристскими порадовать, характер свой испытать и закалить...
Александр ПЕТРОВ,
с. Кайтанак.
 

Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:


Официальный сайт МО "Усть-Коксинский район" Республики Алтай

Официальный сайт Правительства Республики Алтай