Коксинская роща

Стрелка - слияние рек Кокса и Катунь. 

гора Белуха - самая высокая точка Сибири. Высота - 4506 м.

В поисках Беловодья. Подробнее

  •  
  •  
  •  
  •  

Уймонские вести - всегда с вами вместе!

« Назад

Почтальон в селе Верх-Уймон – больше, чем почтальон 11 08 2017 10:23

pochtalion1.jpg
Как приятно из почтового ящика достать письмо или газету! И мы не задумываемся даже, сколько труда вложено, чтобы почта дошла до адресата.
Работники почтовой связи из Верх-Уймона знают всех подписчиков в лицо. Почтальоны стараются, чтобы односельчане получили газету или пенсию без опозданий. Это мне стало ясно сразу, как оказалась в местном почтовом отделении в разгар сортировки корреспонденции, которой занималась опытный почтальон Людмила Огнева. Чтобы не отнимать у неё драгоценные минуты  рабочего времени, сходу без долгих предисловий поинтересовалась:
– Сколько лет вы посвятили почтовому делу?
– Уже 27. Как переехала жить в Верх-Уймон, так здесь и работаю. Два года назад получила звание «Мастер связи», меня наградили медалью Почёта. По предоставленной путёвке отдыхала в санатории «Почтовик» в Геленджике.
В деревне, наверное, нет такого человека, который бы не сталкивался с почтальоном. Со времён когда-то всем известного стихотворения Самуила Маршака, помните: «Кто стучится в дверь ко мне с толстой сумкой на ремне...», люди этой профессии долгие годы ассоциировались с доставкой писем, газет и журналов. В советские времена многие выписывали по несколько изданий.   В последние десятилетия – в связи с бурным развитием электронных информационно-развлекательных технологий и по разным другим объективным и субъективным причинам (в том числе из-за жесткой оптимизации в почтовом ведомстве) тиражи периодических изданий в России повсеместно падают. Поэтому было интересно узнать, как обстоят дела в Верх-Уймоне? И чем сегодня занимается сельский почтальон?
– Я осуществляю подписку, затем доставку газет, журналов и писем на дом. Разношу пенсию пенсионерам. Также принимаю на дому оплату за телефон, электроэнергию. Но основное – это всё-таки подписка.
– И на «Уймонские вести»?
– Конечно, даже можно сказать в первую очередь. Особенно вашу газету любят пенсионеры. Они уважительно называют её «уймоночкой». Это самые стабильные подписчики. Их убеждать не надо. А вот приезжим рассказываю, чем интересны «Уймонские вести», появляются новые подписчики. На второе полугодие 2017 года на «УВ» у нас подписались 98 человек. На предыдущее – 118 человек. Не знаю, с чем это связано, но так всегда: «летняя» (на второе полугодие) подписка уменьшается. И суммарно за год, к сожалению, подписка на газеты и журналы уменьшается.
– По вашему мнению, с чем это связано?
– Сейчас время информационных технологий: в сёлах появился Интернет, у всех телевизоры. Молодёжь совсем перестаёт читать. Сложно привлечь даже к чтению книг, не говоря уже о газетах. Читающее население – это старшее поколение, привыкшее получать информацию из газет и журналов. Взрослому сельскому населению, особенно ветеранам, всякий гламур и сенсации не нужны, они более ценят достоверность. Во-вторых, грамотно написанную и свёрстанную газету приятно подержать в руках. В-третьих, только местная газета пишет обо всём, что происходит в районе, в «УВ», например, часто  про жителей и дела в нашем сельском поселении пишут. Интересные фотографии знакомых тебе людей можно увидеть.
– Может быть, тиражи падают из-за дороговизны подписки?
– Я бы не сказала, что подписка на те же «Уймонские вести» такая уж дорогая. Полугодовая – 467 рублей 76 копеек, много сегодня на такую сумму купишь? А тут 26 номеров, в каждом из которых 16 страниц с интересными публикациями, с объявлениями и рекламой (кому-то это не нужно, а кому-то наоборот), с программой основных телеканалов...
– Вы помните свой первый рабочий день в качестве почтальона?
– Конечно! Помню, мне почему-то первый раз по деревне было идти неудобно, даже стыдно. Почты тогда было много. И в свой первый день я разносила её без сумки. А потом уже полную сумку газет, журналов, писем набирала да ещё в руках несла. Это при том, что раньше было два почтальона. В прошлом году по три сумки с почтой разносила по домам. Сейчас всё укладывается в две сумки. Основная нагрузка приходится на субботу, так как в этот день я разношу «уймонку» (файл с очередным номером «УВ» сбрасывается в типографию «Катунь» в Бийске в среду, из Бийска тираж доставляется в Майму, оттуда – в Усть-Коксу. – ред.)
– С чего начинается ваш рабочий день и как заканчивается?
– В первую очередь расписываю корреспонденцию. Потом жду, когда начальник отделения связи Мария Ильинична Ленская обработку заказных писем или пенсии произведёт. И иду на доставку. Зимой весь световой день могу разносить корреспонденцию, что не успею – оставляю на завтра. А летом успеваю за один день доставить всё по домам.
– Не боитесь пенсию разносить, это же деньги? Всякие случаи бывали, даже в нашем районе...
– Это входит в мои должностные обязанности, а работа есть работа, в каждой профессии свои трудности... И люди у нас в селе хорошие, я им доверяю, они – мне. Меня уже и собаки местные все меня знают, – смеётся Людмила Ильинична, – и я всех собак в деревне знаю. Многие ждут, когда приду, чтобы поздороваться, новостями обменяться... Сейчас, летом, я на велосипеде развожу почту за день. А зимой, бывает, не успеваю.Но люди знают, что утром я обязательно к ним приду. Как-то вечером принесла бабушке пенсию, а она мне говорит: «Да ты что же, милая, уже вечер, поздно, я бы и до завтра подождала». Люди понимают: если не успела, значит, не могла.
– Односельчане с пониманием относятся к трудностям вашей работы, не возмущаются, если пенсию «день в день» не принесёте, собак содержат на привязи, зная, что в любой момент может навестить почтальон... Вас послушаешь – всё у вас легко и просто получается... Неужели никаких трудностей нет?
– Село большое и постоянно растёт, поэтому ходить всё дальше приходится. Подписка вот упала – это уже морально давит. Иногда в дом прихожу, отдаю газеты взрослым, а дети спрашивают: «А нам есть что-то?» Начинаю уговаривать родителей. Кто-то соглашается подписаться ещё и на детское издание, а кто-то говорит: «Мы им скажем, и они больше не будут приставать». И чаще это родители молодые. Да разве дело во мне?! Да я рада буду потратить хоть час на то, чтобы подобрать детям журналы, которые будут им интересны и полезны. С этого ведь и начинается любовь к чтению. Пусть сами родители в Интернете сидят, а детям-то «Мурзилки», «Клёпы» и другие журналы и газеты для маленьких  нужны! Кто-то из родителей, смотришь, прислушиваются.
Летом мне нравится больше работать: цветниками во дворах любуюсь, возможность развозить почту на велосипеде плюс к этому общение. Бабушки меня очень ждут. Что у них наболело, мне выскажут. И им становится легче, а всё сказанное со мной остаётся. А что до зарплаты, то она у почтальона всегда была маленькая.
– Письма и открытки сейчас часто приходят?
– В основном сейчас письма судебные приходят. И в течение недели их обязательно нужно выдать. А обычные письма писать или поздравлять друг друга с праздниками открытками люди редко стали. А в первые годы моего почтальонства на Новый год и 8 Марта от открыток в глазах рябило. Сейчас, конечно, у всех телефоны мобильные, проще позвонить или СМСкой поздравить с праздником родных. Но получить открытку и письмо, на мой взгляд, гораздо приятнее. Вот у Татьяны Васильевны Поповой из нашего села дети живут в Горно-Алтайске, и они постоянно друг другу пишут письма. Особенно часто приходят письма от дочерей. Это ж какая ей радость! Но это – редкость в наше время.
– Людмила Ильинична, у вас очень большой стаж работы почтальоном. Уж вы-то точно знаете, что главное в этой работе?
– Думаю, прежде всего надо любить и уметь общаться с людьми...
– Сумка почтальона таких внушительных размеров! Сколько она весит?
– Вес не должен превышать 10 кг. Но и это немало. Поэтому у многих почтальонов, как и у меня, профессиональные проблемы со здоровьем возникают от постоянного ношения на плече тяжёлой сумки. Но ничего, справляюсь. Летом вообще красота. У меня на велосипеде имеется корзина, я в неё кладу сумку. Это значительно облегчило мою задачу по доставке. Надо мной люди смеются: «Да вам теперь надо мопед или мотороллер!» Я отшучиваюсь: «Вы что, смерти моей хотите?» – Улыбается Людмила Ильинична.
– Словом, несмотря на маленькую зарплату и большую и тяжелую сумку работа Вам нравится?
– Ну да, все меня ждут, и никто за всё время работы не ругал...
– А за что ж ругать, – вступила в разговор освободившаяся от клиентов начальник Верх-Уймонского отделения почтовой связи Мария Ленская. – Работает добросовестно, поэтому и люди для неё все хорошие, и хорошо к ней относятся. Если она у нас уходит в отпуск, и я сама пошла по селу, все спрашивают: «Что случилось с Людочкой?» – «Да в отпуске она...» – «Ой, дай Бог ей здоровья!» Я, начальник, их не устраиваю, им Людмилу Ильиничну подавай, – смеётся Мария Ильинична. – Я, видать, слишком быстро ухожу после выдачи корреспонденции, дел-то и других на почте ещё много, а кому-то хочется поговорить о своих проблемах и просто «за жизнь»... Людмила Ильинична всех выслушивает, что-то советует, и сама прислушивается к советам людей. И к каждому у неё свой подход.
Когда на почту приходят взвинченные люди, может быть, их где-то на работе накрутили, а у нас очередь, я их стараюсь успокоить: «Не волнуйтесь, всех обслужу, присядьте, газетки, журнальчики почитайте…» С людьми надо разговаривать… В этом мы с Людмилой Ильиничной едины.
pochtalion2.jpg
Дальше мы беседовали с Марией Ильиничной, а Людмила Ильинична продолжила обработку корреспонденции. Она быстро и ловко складывала письма в большую сумку с учётом оптимального маршрута, чтобы потом развезти всё на велосипеде по адресам.
Как оказалось, у Марии Ленской на момент интервью был день рождения, а стаж работы почтальоном – целых 32 года!
По моей просьбе она поделилась нынешней спецификой работы почты:
– Всё управление у нас теперь находится в Онгудае, поэтому все вопросы решаем опять же с Онгудаем. Основные наши клиенты – люди возрастные, не каждая же бабушка поедет в Усть-Коксу расходы за электроэнергию оплачивать. Когда Людмила Ильинична разносит пенсию, у неё с собой так называемая 47-я форма, и она на дому принимает платежи и за свет, и за телефон, и конверты продаёт, и подписку на дому оформляет. А я уже здесь «разноску» осуществляю, отправляю данные в Усть-Коксу и т. д.
Каждого почтальона мотивирую, чтобы подписка была стабильной, и план был выполнен. Подпиской сейчас занимаются только почтальоны. В Тихонькой и Гагарке они на полставки работают, так как там подписка небольшая. Я так думаю, это и от числа образованных людей в селе и менталитета зависит. Образованные люди читают больше. А почтальоны, конечно же, стараются. У нас много приезжих людей. И они выписывают в основном только «Уймонские вести». По нашей рекомендации: «Уймонские вести» – наша местная газета, поэтому она у нас в приоритете. Мы её пропагандируем, и это работает. Я сама подписываюсь на неё всегда, и когда мне Людмила Ильинична кладёт стопку газет, на которые я подписана, в первую очередь читаю «Уймонские вести». И дочери, живущей в Горно-Алтайске, я тоже «УВ» выписываю, а она получает газету в Горно-Алтайске. Хотя жалуется, что плохо там газеты доставляют, иногда с перерывами.
У нас ещё один человек «Уймонские вести» на Горно-Алтайский адрес выписал.
А подписаться на газету можно с любого месяца. Некоторым сразу на полгода подписку оформить по финансовым соображениям сложно. Мы им объясняем, что можно по месяцам подписываться. Пенсионеры обычно сразу на полгода оформляют. Жаль, конечно, что льготной подписки на «Уймонские вести» не стало. Понятно, что у редакции свои сложности и резоны.
Мария Ильинична посетовала на то, что внимание почтовикам совсем не уделяется. Нынче в День российской почты никто даже не поздравил. И с грустной иронией добавила: «А во время революции захватывали в первую очередь что? Почту и телеграф». Первые почтамты появились при Петре I. И в царские времена почтальоны были уважаемыми людьми, носили казённую униформу. Почта была структурой, объединяющей страну...
– Люди не замечают работу почты. Кажется, что всё идёт так, как должно идти. А стоит только куда-то уехать, сразу: «А почему закрыто?» Работу почты перестали ценить. А она нужна на селе.
Правда, два года назад Людмилу Ильиничну приглашали на чествование «Человека труда», ей присвоили звание «Мастер связи».
Когда начали делить паевые земли, сначала мы были в списках, а потом нас вычеркнули, мол, вы не работники сельского хозяйства. Я пыталась спорить: «Мы же родились здесь и живём всю жизнь здесь. И обслуживаем работников сельского хозяйства!» Тем не менее нам отказали. Ладно, я – всю жизнь на почте отработала, а ведь в Тихонькой и Гагарке люди хоть и уходили на пенсию после работы почтальоном, но основной-то стаж работы у них был в совхозе. Но и их также вычеркнули из списков претендентов на паевые земли. Обидно: продавцов, учителей, медиков зачислили, а работников почты нет. Мы как будто на небесах беспечно сидели, а не работали на благо людей...
Продолжая не самую приятную тему тягот и несправедливостей, с которыми сталкиваются почтальоны в деревне, я затронула острую тему сокращения пунктов почтовой связи:
– Мария Ильинична, ни для кого не секрет, что в сёлах сокращают пункты почтовой связи. Как вы к этому относитесь, и чем это грозит населению сёл?
– Отношусь к этому отрицательно. Думаю, это будет способствовать оттоку людей из села. Я вот в отпуск собралась, люди сразу заволновались. Объясняю, что почта будет закрыта месяц, а почтальоны будут работать. «Как это, – удивляются. – Почта ни разу не закрывалась!»
И подмену очень сложно найти. Раньше Людмила Ильинична, пока я в отпуске, обязанности начальника отделения исполняла, а сейчас отказалась, потому что всё на сложную компьютерную программу завязано. Вот и решили, что Верх-Уймон будет обслуживать усть-коксинская почта. А ведь я в любом случае когда-то встану и уйду, и так уже год как пенсионер. Обслуживаю три села и работаю на 0,7 ставки. Зарплата небольшая, а объём работы огромный.
– Что бы вы изменили в системе почтовой связи?
– Почтовая система сейчас отрегулирована, почта приходит по расписанию. Через оператора почтовой связи можно оплатить коммунальные услуги, штрафы, сотовую связь, налоги и пошлины, и даже погашать кредиты Сбербанка. По новой программе можно все платежи осуществлять. И это дешевле обходится людям, чем в Усть-Коксу ехать оплачивать. Но мы зависим от Интернета. А он зачастую «зависает». Это тормозит и другую работу. Официально я работаю до 13:20, а приходится до 16 часов.
В Москве «Почта России» заключает договора с поставщиками разных товаров. И что нам привезут, мы должны реализовать: подушки, бытовую технику, хозтовары, даже продуктовые товары... Понимаю, что это делается для повышения доходов «Почты России», улучшения экономических показателей в масштабе страны. Раз подписка на периодику резко везде упала, надо чем-то это компенсировать. Но нам-то в глубинке от этого никакой выгоды нет.
– От чего зависит качество предоставляемых почтовых услуг?
– От почтальона. Я всегда привожу в пример Людмилу Ильиничну, она может 10 раз напомнить про оформение подписки. А в Тихонькой и Гагарке почтальоны говорят: «Так мы один раз спросили, нам сказали: «Нет». А нужно уметь убеждать людей. Вот Людмила Ильинична знает, что кому предложить. По интересам, возрасту, финансам. В организации звонит заранее: «Когда, девчата, к вам можно прийти? Вы уже решили, что заказывать будем?»
Парадокс, но платёжеспособные люди как раз-то и отказываются от подписки на газеты, а пенсионеры – молодцы! Любят читать. А кто-то, возможно, и из уважения к Людмиле Ильиничне подписывается. Вдруг, мол, из-за маленькой подписки её сократят, как во многих других сёлах по стране почтальонов сокращают. А ей год до пенсии остался.
Бывает, люди придут, с ними раз, два, три поговоришь, а на четвёртый раз они на что-нибудь и подпишутся. Потому я и напоминаю постоянно почтальонам, что с людьми нужно общаться, убеждать: «Вы лишаете себя возможности получать проверенную, объективную информацию с доставкой на дом».
– Расскажите, пожалуйста, чем вас так увлекла эта профессия, что вы посвятили всю свою жизнь одному делу.
– Моё первое знакомство с почтой было, когда мне ещё не исполнилось пять лет. Мой дедушка-фронтовик Провантий Епифанович Бочкарёв на войне был ранен, получил инвалидность, поэтому не мог выполнять тяжёлую физическую работу. А раньше почту возили на лошади, и я с ним через паромную переправу, которая была там, где сейчас мост стоит, ездила в Усть-Коксу. И когда в 1985 году я пришла работать на почту и зашла в с торца в старое ещё здание Усть-Коксинского отделения – на улице Набережной, походила-походила – и мне показалось, что я здесь уже была. Спросила у Лидии Николаевны Бондаренко, она тогда работала на почте: «Когда-то мы с дедушкой почту возили, мы её не здесь получали?». Она подтвердила: «Да, действительно, здесь сортировка раньше происходила. И отсюда почта по сёлам разъезжалась. А кто у тебя дедушка? Я хорошо помню одного почтальона из Верх-Уймона. Когда я приехала после войны с Украины, то очень скучала по своим. А он мне напоминал мою родню, и я его за родного отца принимала. И он меня в разговоре всё дочкой звал. Он в Усть-Коксу  за почтой с внучкой приезжал, она такая любопытная была». –  «Так это я и есть его внучка, с которой он приезжал». С тех пор у нас с ней тёплые отношения установились. Она меня опекала, подсказывала. Очень умной и доброй женщиной оказалась Лидия Николаевна, я всегда о ней вспоминаю с теплотой. Также хочу отметить Алину Аркадьевну Нетёскину, Татьяну Михайловну Очаковскую, Надежду Васильевну Дидяеву. Они в начале моего пути почтовика помогали и подсказывали всегда. Мне кажется, во многом именно поэтому я осталась работать на почте.
Помню, изо всех сил старалась не ударить в грязь лицом. Раз что-то спрошу, второй раз спрашивать не буду, неудобно было. Поэтому всегда старалась с первого раза всё понять. Где-то сама искала и находила пути и выходы.
Когда училась в школе, моя мама работала на почте за Просковью Трофимовну Южакову два года. Сейчас моя старшая внучка Лида, ей 8 лет, постоянно приходит ко мне на почту, бланки всякие заполняет, ей это очень нравится. Так и я тогда любила бланки заполнять, и вообще с детства любила писать. Мама всегда говорила: «У тебя будет работа, связанная с письмом…»
Как в воду глядела. В общем, с детства я визуально изнутри видела работу почтальона. После школы поступила  на бухгалтера, но учиться не стала: почему-то мне захотелось быть библиотекарем. И чтобы не сидеть без дела, полгода я носила почту. А потом, уже осознанно поехала учиться не на библиотекаря, а получать специальность «почтовая связь» в Новосибирский техникум. Мама, честно говоря, расстроилась, когда я не стала учиться на бухгалтера, ведь в школе я училась неплохо. У меня были хорошие знания.
И вот я окончила Новосибирский техникум почтовой связи. По распределению попала в Усть-Коксинский узел связи, где и начала работать с 10 марта 1980 года. Валерий Алексеевич Вилисов меня принимал, он тоже тогда только начинал работать. Я подменяла сортировщика, оператора, а потом – на должности контролёра почти год, даже экономистом была. Но так как я родилась и выросла в Верх-Уймоне, то хотела и работать здесь. И после четырёх лет в почтовой связи в Усть-Коксе я вышла замуж и переехала жить в родное село.
Муж у меня родом из Мульты, у меня две дочери. Старшая живёт и работает в Москве, а младшая в Горно-Алтайске.
Один год после декретного отпуска я работала бухгалтером в совхозе. В 1985 году почтальон Татьяна Александровна Рыжкова увольнялась, мне позвонили и сказали: «Ничего не знаем, Мария Ильинична, принимай почту!» И вот с июня 1985-го я и работаю здесь.
Когда начинала, объём был совсем другой. Почта ходила ежедневно, стабильно. Тогда было очень много газет и писем. Три почтальона набивали сумки – и вперёд. И почту, и сберкассу совмещали. Застала я и наводнения, и время, когда моста через Катунь не было: на лодках плавали за почтой на другой берег. Всё было…
– И за 32 года работы в почтовой связи Вы ни разу не пожалели, что сделали такой выбор?
– Нет. – Уверенно и без капли сомнения отрезала Мария Ильинична. – С прошлого года я уже на пенсии. И сейчас мои дети говорят: «Ты бы уже уходила, сколько можно работать?» А я им отвечаю: «Понимаете, я прихожу на почту и забываю обо всём: о доме, о своих болячках».
Просто некогда вспоминать, люди постоянно приходят. Полдня, которые я здесь провожу, у меня ничего не болит. А домой прихожу – там, естественно, всякие житейские проблемы и заботы. Здесь же – полностью отдаюсь работе. И это, видимо, самое лучшее для меня лекарство. Хотя когда я Людмилу Ильиничну подменяю, разношу почту, то прихожу домой – и у меня ног нет. Ведь протяжённость села в длину примерно 5 км, 9 улиц обслуживаем. А улицы у нас, как лабиринты, не по прямой расположены. Очень сложно порой бывает. 
Людмиле Ильиничне говорю, что если она уйдёт с работы, то и я сразу уйду, потому что мы привыкли друг к другу, мы во всём доверяем друг к другу. А это имеет огромное значение.
– Невозможно же жить работой постоянно. Откуда черпаете силы? Как отдыхаете?
– Отдыхаю только в отпусках. Дети мне покупают билеты, и я где-нибудь отдыхаю. Мне это необходимо, если я как следует не отдохну, то потом это сказывается на работе. Если я никуда не уеду, буду приходить на работу и что-то делать,  это уже не отдых.
Летом за грибами и ягодами люблю ходить, правда, сейчас уже реже: здоровье стало подводить. В свободное время люблю шить, иногда вяжу.
Да, на отдых остаётся мало времени с такой ответственной и нужной работой, особенно в селе. После разговора с начальником отдела связи села Верх-Уймон, кажется, я поняла основной принцип работы деревенского почтальона: «Работать для населения». Думаю, именно поэтому почтальоны порой забывают про себя и про свои проблемы, выполняя свои обязанности так, чтобы каждый пришедший на почту даже в самых расстроенных чувствах ушёл оттуда спокойным и умиротворенным. Получается, что, перефразировав поэта Евгения Евтушенко, можно сказать: «Почтальон в селе Верх-Уймон – больше, чем почтальон».
Когда Людмила Ильинична уходила разносить почту после кропотливой сортировки, она посоветовала читателям «Уймонских вестей» больше читать, выписывать только заслуживающие доверия издания, интересоваться событиями, которые происходят в районе, и добавила: «Я вечером всегда нахожу время почитать прессу, чего и всем желаю».
«Уймонские вести», в свою очередь, с удовольствием и пользуясь случаем, поздравляют с днём рождения Марию Ленскую, желают ей здоровья и успехов в работе. А также поздравляем с профессиональным праздником, пусть и с опозданием, всех работников почтовой связи нашего района стихом:
Вы и в профиль, и анфас
С каждым годом краше.
С Днём российской почты вас,
Почтальоны наши!
Быстр «уймонки» нашей ход
Вашими ногами.
Пусть вам в жизни повезёт,
В том числе с деньгами!
Марина МЕКЕЧИНА,
фото автора.
 

Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:


Официальный сайт МО "Усть-Коксинский район" Республики Алтай

Официальный сайт Правительства Республики Алтай