Коксинская роща

Стрелка - слияние рек Кокса и Катунь. 

гора Белуха - самая высокая точка Сибири. Высота - 4506 м.

В поисках Беловодья. Подробнее

  •  
  •  
  •  
  •  

Уймонские вести - всегда с вами вместе!

« Назад

Из Усть-Коксы с любовью 13 01 2018 14:30

iz-ust-koksy1.jpgПрочитав «человек года» в рубрике, под которой размещено это интервью, кто-то из читателей, возможно, спросит: «А почему не мараловод, учитель или врач?» Только потому, что до Алексея Чичакова никому в истории района не удавалось совершить гастрольное турне по 11 городам России, во время которого было дано 13 концертов. И это лишь одна из ярких страниц в творческой биографии музыканта в 2017 году. Были и другие, по-своему не менее значимые.
А главное – Алексей Чичаков всего добился сам. Благодаря своему таланту и упорству и целеустремлённости. Его никак не назовёшь баловнем судьбы. Он – трудяга! Не сомневаюсь: у него впереди звёздный путь. Он не будет и дальше усыпан розами, скорее, говоря словами Циолковского, «сквозь тернии». Но он всё преодолеет и точно не «озвезденеет», потому что из другого теста, с другой жизненной философией, по-другому воспитан, к другому стремится. Концерты в городах России всегда сопровождаются впечатляющим видеорядом природных красот Горного Алтая, Усть-Коксинского района. И приехав из Усть-Коксы с любовью, он несёт зрителям алтайскую культуру.

iz-ust-koksy2.jpg

iz-ust-koksy3.jpg

iz-ust-koksy4.jpg– Алексей, расскажи, как прошёл прошлогодний осенний концертный тур «Трио Алтая»?
– В этом туре мы презентовали наш альбома «Легенды и мифы Горного Алтая». Это всё происходило в период с 20 сентября по 5 октября. Москва, Санкт-Петербург, Тверь, Саратов, Пенза, Нижний Новгород, Киров, Екатеринбург, Новосибирск, Академгородок, Барнаул. Дали тринадцать концертов в одиннадцати городах. В Москве и в Санкт-Петербурге – по два. На разных площадках.
– То есть география выступлений расширяется?
– Стараемся расширить. Всегда приятно, когда появляются новые города… На этот раз я впервые побывал в Твери, Пензе, Нижнем Новгороде и Кирове… Раньше здесь не было концертов с моим участием.
В первом турне «Трио Алтая», когда была сделана запись альбома, участвовала Тандалай (Раиса) Модорова. В этот раз она не смогла по семейным обстоятельствам поехать. Её заменила Марина (Саксаева из Улагана, заслуженный артист Республики Алтай. Болот Байрышев –  в особом представлении не нуждается. Изменение состава изменило и программу концерта. Но это даже лучше – не с одной программой ездить, а с разными. В этот раз в ней преобладало традиционное направление. В частности Марина исполняла настоящий фольклор, распевные народные мотивы, которые она собирает, разновидности jянар кjжонг…
Она исполняла семь разновидностей jянаров в одном номере. Каждая уникальна своей мелодией… Есть кош-агачский jянар, усть-канский, Уймонской долины – как наши предки пели…

iz-ust-koksy5.jpg

iz-ust-koksy8.jpg

iz-ust-koksy9.jpg– Она их поёт а-капелла, без всяких эстрадных новоделов?
– Конечно, акапельно, и ещё один номер аккомпанировала себе на топшуре… А я постарался разнообразить инструментарий… На шооре играл – флейте алтайской, на комусе (варгане), топшуре и исполнял горловое пение… Раньше я ещё брал с собой гитару и на гитаре подыгрывал…
– То есть никаких «примочек» электронных не использовал?
– Нет, не использовал… Только один раз в Барнауле, но потому, что зрители попросили… А на всех остальных концертах – традиционное аутентичное звучание…
Ну, и Болот Байрышев, как всегда был на высоте…
– В тех местах, где вы раньше уже выступали с мощным электронным сопровождением и современной аранжировкой, а на этот раз без этого – как публика воспринимала вас? Не была разочарована?
– Хорошо воспринимали и тот вариант, и этот… Тот – он тоже ведь не электронный, а только с использованием акустической электрогитары и «примочек» к ней, которые, конечно, дают более драйвовый звук, более плотный, и басовую составляющую, и ритм…
Я раньше не выезжал с таким инструментарием, как в этот раз. Для Болота Байрышеве это тоже было непривычно. Раньше я ему подыгрывал, чтобы мощнее и объёмнее звук был… Я ему сказал, что хотел бы в этом турне показать именно аутентичное традиционное звучание и исполнение кая и народных инструментов… Он со мной согласился, и всё получилось, судя по реакции зрителей и нашим собственным ощущениям.
Раньше иногда спрашивали – люди же разные встречаются – вы, мол, национальную культуру представляете, а почему современная обработка? Почему гитара?

iz-ust-koksy6.jpg

iz-ust-koksy7.jpg
– Вспоминаю, как в своё время гнобил «Песняров» в Белоруссии тамошний тогдашный Союз композиторов. «Песняры» сделали популярными на весь Советский Союз да и на многие другие страны белорусские мотивы, а их клеймили за то ушли от «народности» в «эстрадность»…
– Это очень тонкий момент… Я в дискуссиях на эту тему говорю так: мы все – разные, у каждого свой подход, каждый имеет свою изюминку и этим он интересен… Моя стезя – привнесение в традиционное исполнение современной обработки, использование современного инструментария. Почему не использовать, если это привносит нечто новое, то, чего до тебя не было… Это обогащает, а не умаляет значимость традиций… И это не популярно-попсовое исполнение, в нашем случае… И, кстати, в этом турне вопросов «про гитару» (смеётся) не было.
Подчеркну, я считаю, что в творчестве всё-таки обязательно знание базы, фундаментальных основ традиционного исполнения корневой музыки… У меня эти корни, эта база – есть… Я её каждый раз обогащаю, нахожу в ней что-то новое для себя, более глубокое… Опираясь на корневую музыку, я делаю аранжировки с трендами западно-европейской музыки в лучшей её ипостаси… Хорошей, настоящей музыки… Чтобы она тоже входила элементами в мои миксты, и так получается нечто новое…
– И не ощущается чужеродным?
– На мой взгляд, при правильном подходе это звучит органично и гармонично. Хотя кто-то, конечно, обязательно назовёт это эклектикой… Но в этом и парадокс – когда, вроде бы, несочитаемое сочетается, рождается нечто третье…
– Да и кто сказал, что эклектика – это обязательно плохо? Отнюдь!
– Согласен, если получается нечто новое, и пусть даже это новое не всем нравится, это всё равно имеет право быть… Я так чувствую и этим занимаюсь…

САМ СЕБЕ ЗВУКОРЕЖИССЁР

– Алексей, в одном из интервью «УВ» мы вскользь коснулись процесса современной звукозаписи, выпуска компакт-дисков... Для любого музыканта во все времена выход «пластинки» было событием в творческой биографии, как для писателя – выход книги или для кинорежиссёра – выход фильма в широкий прокат ещё… Насколько это сложный процесс – звукозапись, создание музыкального альбома?
– Достаточно сложный и трудоёмкий, но с опытом, разобравшись в основах звукозаписи, становится интересно этим заниматься.
Студийная работа – действительно, очень важный аспект современного музыкального творчества. В июне 2016 года с московским джазовым лейблом «Арт-бит-мьюзик» был выпущен концертный альбом нашей творческой группы «Трио Алтая» под названием «Легенды и мифы Горного Алтая». И это действительно было очень важное событие. Выпустить «пластинку» в Москве – это непросто... Да и не в Москве – непросто... Студийная работа. Из чего она состоит? Попробую объяснить, но сначала несколько слов о том, с чего у меня это началось. Очень хотелось записать свой сольный альбом. Как любому музыканту. Но до музыкальных студий далеко. Решил создать свою домашнюю студию. Почитал, поизучал, приобрёл то, что было необходимо и по деньгам. И путём проб и ошибок записал. Потом концерт группы «Белуха Джем» записали…  Но уже в профессиональной студии. Потом мой второй сольный альбом – тоже в профессиональной студии. И сейчас вот ещё один альбом...
На своём примере расскажу из каких основных частей состоит процесс звукозаписи и дальнейшее сведение и мастеринг записанного материала.
Например, берётся то или иное произведение. Сначала подбирается и задаётся какой-то темп, ритм, в котором оно исполняется. Под метроном. Музыкант (в данном случае я) надевает наушники и под этот метроном, чтобы было всё «ровно», записывает аккомпанемент, скажем, на гитаре. Аккордовую часть. То есть, записываю под метроном весь костяк песни: вступление, куплеты, припевы, до самой коды… Полностью всё выстраиваю и записываю либо с одного захода, либо дублем, либо как-то ещё… Иногда записывается методом «даблтрэка», то есть, одну и ту же партию параллельно ещё раз на соседней звуковой дорожке...
– Чтобы добиться более плотного звучания?
– Совершенно верно... Потом эти одинаковые партии, например, гитары расставляются по разным каналам, и от этого гитара звучит более объёмно… По-разному бывает… Пишем либо одним, либо двумя микрофонами, либо тремя… Но обязательно акустическую гитару надо записывать через микрофон, чтобы было «живое» звучание.
Когда я костях аранжировки записан, например, аккомпанемент гитары, под это может записать свою партию, барабанщик. В его наушниках звучит не просто метроном, а уже вместе с гитарой, и он знает, где делать «брейки», где сменить рисунок под проигрыш или припев, или коду…
Начинаем прописывать партию барабанов. При этом используется до десяти микрофонов-подзвучек, чтобы «снять» оверхэды, тарелки, рабочий барабан с двух сторон, бас-бочку, комнату саму… Процесс очень интересный и одновременно сложный.
Записали барабаны, уже есть аккордная основа, в виде, например, партии акустической гитары или топшура, есть ритм-секция барабанов, теперь может приступить к работе бас-гитарист. У него «в ушах» звучат  метроном, акустическая гитара или топшур, барабаны, и он записывает на это партию бас-гитары…Затем можно добавить соло-гитару. Тоже процесс интересный. Электрогитара прописывается в основном с помощью лампового «комбика» (усилителя – А.Г. )
– Желательно «фирмы «Marshall…
– Ну, да, самый любимый и у меня и у многих других музыкантов гитарный усилитель «Marshall» – ламповый, а не транзисторный… Его устанавливают в отдельном помещении, где только он и микрофон, который снимает звук из комбо-усилителя, а гитарист находится в соседней комнате, также в наушниках, чтобы слышать уже записанные партии и дописывает своё соло.
Так же можно скрипку добавить или перкуссию, много чего всего можно добавить… И, наконец, остаётся записать вокальную партию или несколько партий, если необходимо многоголосие или бэк-вокал…
И это всё – только основа для дальнейшей работы над альбомом, которую выполняет саунд-мастер (звукорежиссёр – А.Г.), выстраивающий звуковую «картинку». Сначала делается так называемый трэкинг. Что это такое. Например, при записи вокала я слишком громко вздохнул – все такие посторонние шумы и звуки он устраняет, оставляет только то, что звучит так, как надо, без всяких «примесей». Подрезает также начало и концовку. Режет на кусочки части композиции, всё это выравнивает в одном трэке (звуковой дорожке – А.Г.). И так с каждой партией. Причём у каждого барабана свой отдельный трэк. Допустим, у него семь трэков барабанных, и он каждый должен тщательнейшим образом обработать. Трэкинг, наверное, занимает наибольшую часть времени при ссведении музыкального альбома. Нарезка, нарезка, нарезка… устранение ненужных шумов и звуков…
После этого происходит обработка каждого инструмента. Допустим, акустическая гитара. Берётся эквалайзер, с помощью которого выпрямляются частоты. Потому что каждый инструмент должен занимать свою звуковую частоту в общем миксе трэка. И инструменту подбирается именно «его» частота, а остальные частоты подрезаются.
И вот сначала идёт, например, эквализация акустической гитары, чтобы она в микс-трэке звучала в «своей» частоте, потом каждый барабан в отдельности обрабатывается эквалайзером. Затем на каждый инструмент добавляются свои звуковые эффекты – компрессия, реверберация, делэй и т.д.
Каждый инструмент нужно обработать, обогатив его разными эффектами, чтобы в общем миксе они звучали чётко, стройно, ладно, эффектно – подходяще для этого произведения.
Затем начинаешь выставлять баланс между стереоканалами и панораму, влево-вправо «сдвигаешь», чтобы гитара звучала, например,  отсюда, голос оттуда, барабаны вот так «стояли» в пространстве, чтобы стереокартинка получилась более объёмной, бас-гитара – так и тут, «подальше» или «поближе» и т.д. Каждый инструмент «ставится» на «свою» полочку, на «своё» место…
– То есть, как в симфоническом оркестре – тут сидят скрипки, тут – медные духовые инструменты, на переднем плане – рояль, на заднем  – группа ударных…
– Ну, по сути, да, так же и в большом академическом хоре певцы стоят не в случайном порядке, тут – тенора, тут – баритоны, тут – альты… Только в данном случае всё решается с помощью современных технологий… Это очень кропотливая работа звукорежиссёра.
Когда он всё правильно «расставил» по местам, по уровню громкости, балансу, когда вся «картинка» сложена, делается так называемый «рэндеринг», который всё это превращает в стерео-дорожку. Если, к примеру, было 50 трэков, то должно остаться всего два, левый канал и правый.
– Это звукооператор делает вручную или задаются параметры специальной компьютерной программе?
– По-разному… Но в основном программно. Выделяешь трэки, которые должны в данный момент звучать, и «отправляешь» их на мастер-нишу, на которую, кстати, ещё «вешаются» дополнительные инструменты измерения всего и вся – звуковой частоты, уровня RMS, спектрального анализа, проще говоря, цифровые измерительные приборы…
Когда ты ещё не «свёл», смотришь все показания мультибэндкомпрессора, можешь ещё что-то «сдвинуть», поменять… И это уже так называемый «мастеринг», итоговая обработка общего звучания финального трэка.
– То есть в процессе мастеринга звукорежиссёр использует какие-то компьютерные плагины?
– Да, VST-плагины и другие... Имея мощный компьютер со специальными программами для профессиональной записи музыки…
Типа Cubase или Logic Pro?
– Я предпочитаю Cubase, кто-то предпочитает другие, их достаточно много, у каждой свои особенности, но общие принципы работы у них схожи… Так вот, если у тебя всё это есть, то можешь, как говорится, творить, выдумывать, пробовать прямо дома, сидя на диване. Лучше, конечно, аналоговая запись в профессиональной студии, но это очень, очень дорого…
Когда «сведение» произведено, есть две дорожки, левая и правая, создаётся новый проект, в него вставляется всё, что уже сделано, и регламентируются моменты тишины. По стандартам аудио-CD пауза между треками должна составлять две секунды. Если больше, то надо подрезать тишину, если меньше, то добавить. Ещё выставляем «битность» трэка, то есть, если мы сводили, допустим, на 24 битах, то на аудио-CD должно быть 16 бит. А частота – 44100 герц. И получается финальный трэк…
– Который уже можно продавать…
– Который можно записывать на компакт-диск и распространять либо крутить по радио… Вот такой непростой процесс звукозапись, если вкратце… Кому интересно, могу рассказать более подробно…
Кстати, нередко, «сводят» и делают мастеринг разные люди. На Западе это вообще разные «конторы», одни занимаются только мастеримом, другие – только сведением… И там это делается на специальном аналоговом оборудовании, поэтому…
– …это стоит, как самолёт.
– Да это очень дорогое удовольствие! Но оно того стоит. Если ты настоящий профессионал, хочешь, чтобы все звучало на высшем уровне, и если позволяет твой бюджет, так и надо делать. А если денег на такое не хватает, как практически всегда у нас, простых российских музыкантов, то используются компьютерные технологии. Сейчас они позволяют добиться достаточно высокого качества звучания при правильном подходе и правильном использовании инструментов цифровой обработки звука…
– А также при должной сноровке и необходимых знаниях…
– Конечно, конечно… Опыт, знания необходимы, плюс музыкальный слух, плюс музыкальный вкус…

ПО ГОРОДАМ И ВЕСЯМ

– Вернёмся к гастролям. Как принимала публика в городах, где раньше не бывали?
– Очень понравилась Пенза. Выступали в уютном клубе «Ламповая голова». Туда в основном приезжают блюзмены, рок-концерты проходят, джазовые. Интересно оформленный интерьер. Публика собралась «не случайная», хотя и чувствовалось, что живьём мало кто не слышал горловое пение, алтайскую музыку… Взаимоинтересное было знакомство… Воспринимали хорошо, когда мы выступали, и после концерта подходили…
Очень понравилась атмосфера и самого города, не очень большой, уютный… Я везде, где бываю, прислушиваюсь к тому, как моё нутро отзывается на конкретно этот город. Пенза понравилась мне своей атмосферой… Как-то по-домашнему…  
Нижний Новгород понравился ощущением Древней Руси. Соборы, монастыри… Это создаёт очень интересную атмосферу умиротворения, спокойствия. То же самое, кстати, я раньше чувствовал в Муроме…
Тверь. Мы выступали в клубе «Биг-Бен», он блюзово-рок-энд-рольный, но и этно-музыкантов сюда приглашают… Английский клуб, скажем так, в Твери. Киров – тоже новое для меня место. По-старому – Вятка. Он тоже дышит стариной, древней Русью...
В Кирове был уже не клубный вариант, а концертный зал в Доме Витберга. Здание в стиле русского классицизма, с величественными колоннами… Хороший звук в зале, поэтому выступать было тоже приятно.
И что было мне особенно приятно везде – люди проявляют большой интерес к алтайской культуре, приходят послушать именно алтайское горловое пение…
– Были какие-то неожиданности, приятные или не очень?
– Приятные были. В Москве, так получилось, в этот момент была Юлиана Кривошапкина из Саха-Якутии, она – виртуоз-комусист мирового уровня и наш давний друг. Мы её пригласили на наш второй концерт, она пришла. Предложили ей исполнить номер от Якутии, и она очень здорово выступила, украсив наш концерт своим виртуозным мастерством… А в Барнауле мы пригласили выступить двух молодых алтайских музыкантов-любителей, они учатся в Барнауле, получают специальности, не связанные с музыкой, но очень любят традиционную алтайскую культуру… И они перед нашим выступление представили три своих номера.
– Выступили «на разогреве»…
– Ну, можно и так сказать… Но главное – показали себя широкой публике…

ПРО ПЛАНОВ ГРОМАДЬЁ

– А что с твоим альбомом «Скифский след»?
– В этом турне мы презентовали альбом «Трио Алтая». У него интересная история. Мы записали его в Санкт-Петербурге в «Музее звука», на концерте. Случайно получилось. Мы вообще-то планировали сделать такую запись в Москве, но когда приехали в Санкт-Петербург и настраивались перед выступлением, я зашёл в гримёрку, сидит звукорежиссёр, я смотрю – у него компьютер стоит, и в нём открыта программа звукозаписи. Я спрашиваю: «Вы что, можете записывать концерт со сцены? – Ну, да. Все микрофоны на сцене, вся аппаратура, всё сюда заведено, и мы можем в режиме реального времени всё записать. – Может, и нас запишете? –  Хорошо, никаких проблем».
И получился концертный альбом. И так замечательно он записался, что мне легко было делать сведение и мастеринг.
В этот раз в Питере также был концерт в «Музее звука». И был тот же человек, который записал нас в прошлый раз. И я ему подарил диск. «Вот, – говорю, –  наша с Вами совместная работа. Может, и в этот раз нажмёте на кнопочку заветную?» – «А почему нет!» –  отвечает. И опять записал. Так что второй альбом «Трио Алтая», думаю, не за горами.
– И в нём много новых композиций?
–  Да все –  другие… Теперь про «Скифский след». Это совсем другой проект. Это симбиоз, взаимосвязь музыкальная и творческая, соединение алтайской культуры, горлового пения, народных алтайских инструментов – шоора, комуса, топшура –  с русской традицией, славянскими напевами, где-то в современной обработке, где-то в традиционном старинном звучании.
Получилось опять нечто новое. Если раньше я сочетал традицию алтайскую с рок-обработкой, то тут получилось сочетание традиций алтайской и русско-славянской с современно-электронной аранжировкой  (мы использовали синтезаторы, перкуссионно-ударные инструменты, бас-гитару, топшур, духовые инструменты.
Мы всё записали, сейчас проект находится в стадии сведения и того самого мастеринга, про который я говорил. И после Новогодних праздников, надеюсь, мы уже сможем презентовать этот альбом.
В двадцатых числах января я еду в Москву на съёку видеоклипа на одну из песен этого альбома. И у нас будет два выступления с проектом «Скифский след». И надеюсь, в феврале состоится тур с презентацией альбома «Скифский след». Вот такие ближайшие планы.
– Грандиозно! А если ещё чуть дальше заглянуть?
– В марте планирую – я давно к этому готовился – проехать с сольными концертами по пятнадцати городам России. Такого в моей творческой биографии ещё не было. Либо дуэтом, либо с группой, либо в формате «Трио Алтая», а сольного турне по городам России я не совершал ни разу. И наконец сейчас это реализуется, и дай Бог, чтобы всё удачно сложилось. Организационно это очень сложно – 15 городов от Санкт-Петербурга до Сибири, причем сибирских городов постараюсь захватить побольше, выступить в Новокузнецке, Кемерово, Томске, Омске, ну, понятно, Новосибирск, Академгородок, Барнаул… И давно меня просят выступить с концертам дома, здесь в Усть-Коксе. Пока не решил: возможно, я здесь закончу этот тур, как бы подведя итог финальным концертом дома, либо наоборот стартую дома. Планируется также концерт в Горно-Алтайске на сцене Национального театра и выезд с концертом в Финляндию
Беседовал Алексей ГЕРАСИМОВ,
фото из личного архива Алексея ЧИЧАКОВА.
 

Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:


Официальный сайт МО "Усть-Коксинский район" Республики Алтай

Официальный сайт Правительства Республики Алтай