Коксинская роща

Стрелка - слияние рек Кокса и Катунь. 

гора Белуха - самая высокая точка Сибири. Высота - 4506 м.

В поисках Беловодья. Подробнее

  •  
  •  
  •  
  •  

Уймонские вести - всегда с вами вместе!

« Назад

Деревенька моя 08 09 2017 15:19

derevenka1.jpgРождаясь, человек воспринимает окружающее себя, как должное: и свою семью, и дом, и вид за окном. И вырастая, он лишь привыкает к этому, порой даже не замечая, в каком удивительном месте ему выпала судьба  родиться. Сельская молодёжь рвётся в город, торопятся молодые люди оставить родной дом и уехать подальше, стремятся покинуть края, где мечтали бы жить сотни и тысячи людей. Порой, чтобы понять, в каком чудесном месте ты родился, нужно взглянуть на него со стороны, как бы чужими глазами. Так, посмотреть иначе на жизнь в родной деревне, мне помогла история, рассказанная младшей сестрой Катей. Она родилась и выросла в Горно-Алтайске, а живёт в Барнауле.
СКАЗОЧНОЕ МЕСТО
– Название села «Верх-Уймон» упорно вызывало улыбку. У моих  русскоязычных друзей из-за непривычного звучания, у меня же из-за тех эмоций и впечатлений, что я переживала, находясь там в гостях. А в детстве я приезжала в село почти каждое лето: к своей бабушке, дяде, брату и сестрам. С нетерпением  ждала этих поездок и получала от них истинное удовольствие.
derevenka2Когда я была ребенком, Верх-Уймон был для меня волшебным, сказочным местом. Здесь я могла  спать на сеновале под крышей сарая, представляя себя разбойником или бродягой. Здесь мальчишка,  висящий на соседском заборе, превращался в моего друга и верного рыцаря. Здесь, открывая калитку (воротчики, как здесь все называют), я попадала на берег лесной реки и представляла себя Машенькой, потерянной в чащобе. Зимой, катаясь на горке с другими детьми, громко пела им частушки, отчего-то уверенная в том, что в деревне общаются именно так: стихами да песнями. И местные ребятишки не разубеждали меня, только смеялись в ответ. Даже когда  я стала старше, село не утратило для меня своего очарования.
Поначалу меня очень удивляло, что все здесь друг друга знают. Даже меня, приехавшую в гости издалека и почти ни с кем не знакомую, все сразу узнавали и называли по имени. Очень мне нравилось и то, что на каждой улице здесь можно было зайти в гости: то к тете, то к дяде, то к бабушке – и если не к моей, то моей подружки. Казалось, все здесь родня друг другу. И каждый поговорит с тобой ласково, пошутит и чем-нибудь да угостит. Ощущение, что ты свой,  родной, желанный, подкупает до сих пор и тянет меня в Верх-Уймон, как магнит.
А какие  праздники проводились на селе! Если свадьба – полдеревни поет и пляшет. А если Масленица, так все жители празднуют. Хорошо мне запомнился такой морозный день, когда снег кругом по колено, и пар изо рта, а все сельчане, нарядные, веселые, румяные, блинами угощают, горячий чай из самоваров наливают, и песни красивые, бойкие над поляной раздаются. В тот раз я впервые увидела конные скачки: разукрашенные повозки, яркая сбруя, лихие наездники и оживленный народ вокруг. Мне еще долго снились потом мчащиеся кони по снежной поляне у подножия гор.

СЛИЯНИЕ С ПРИРОДОЙ

За свои тридцать лет я успела побывать в разных уголках земного шара: была на тропическом китайском острове, на побережье Сиамского залива в Тайланде, гуляла по живописным лесам Белоруссии, видела горные и степные красоты Казахстана, степного Алтая, но нигде я не отдыхаю душой так, как здесь, в Верх-Уймоне. Подкупает меня простота и неспешность в жизненном укладе местных жителей, их ласковый говор с шутками и прибаутками. Восхищает меня вид, который открывается с долины: в какую сторону ни взгляни, возвышаются горы с шапками облаков. Даже дышится здесь по особому приятно: свой запах здесь не только у трав и деревьев, но и у речки, и у влажной земли. Каждый раз ловлю себя на мысли, что не могу надышаться: так хочется впитать в себя все эти ароматы, удержать их в памяти.
И с животными в деревне у меня тоже сложились особые отношения. Именно здесь я научилась не бояться собак, доверять им и проходить мимо даже самой озлобленной, агрессивной на вид, псины. Только здесь я имела возможность сесть на коня и погулять, не разбирая дороги: подниматься на крутые склоны, переходить шумящие реки. Птицы здесь подлетают близко, вдоль дороги роют свои норки сурки (ребятня их зовёт емуранками), а пение сверчков и стрекот кузнечиков кажется несмолкаемым. Именно здесь я научилась доить корову и неводить рыбу.
Впрочем, некоторые знакомства с животными были не совсем приятные. Так, например, меня невзлюбила бабушкина коза. Меня, конечно, предупреждали, что она строптивого характера, но уж я никак не ожидала, что в первый же раз, когда я пойду её кормить, она накинется на меня и припрет рогами к стенке. Благо, моя талия как раз поместилась между её рогов, а не то расплющила бы она меня на месте, и сёстры бы на помощь не успели. Не сложились мои отношения и с бабушкиным петухом. Мимо курятника мне приходилось  проходить с хворостиной и мелкими перебежками, иначе упрямая птица кидалась на меня и клевала, шумно хлопая крыльями. Сейчас эти воспоминания дарят мне улыбку, но тогда я просто терялась от страха.
В Верх-Уймоне как нигде чувствуется простор и свобода. Я могу свободно ходить в лес, за грибами и ягодами. Могу подняться повыше в гору и набить так любимых мною кедровых шишек. Могу просто сидеть на берегу, смотреть на воду или купаться в реке, пока руки и ноги не станут «синими»... Вот странно,  я всегда удивлялась тому, что несмотря на более суровый климат, более морозные зимы и всегда холодные реки, люди здесь гораздо реже болеют. И легко доживают до 90-100 лет.

С ПЕСНЕЙ ПО ЖИЗНИ

Моя мама Дина родилась и выросла в Верх-Уймоне. Я с гордостью просматриваю её фотографии того времени. Одна из них мне особенно дорога: это снимок для газеты, а на обороте небольшая заметка о молодой труженице села, доярке, портрет которой не сходит с доски Почета, и без которой не проходит ни один вечер художественной самодеятельности. У мамы до сих пор удивительно красивый голос. Именно она приучила меня петь за работой,  ведь с песней любой труд кажется легче и веселее. Моя старшая  сестра тоже  поет. Возможно, благодаря ей и маме, мне казалось, что в Верх-Уймоне  поют  все и всегда.
Особым наслаждением было для меня побывать на сельском концерте  и, если повезет, поучаствовать в нём. Меня наряжали в русско-народный костюм, давали в руки ложки или трещотку и ставили на сцену с другими детьми. Благо, половину песен я знала от мамы, другие же приходилось запоминать на месте. А кроме песен, были на концерте игрища и угощения. И каждый такой «выход с артистами» превращался в настоящий праздник, оставляя в детской душе море восторгов. Однажды мне даже посчастливилось ехать в одном автобусе с этими артистами. Такой радостной и быстрой поездки больше никогда не было в моей жизни. Несколько часов подряд они пели, сменяя друг друга, смеялись, делясь шутками и смешными историями, играли на музыкальных инструментах, переходили с места на место, угощая всех вокруг. Это был «праздник на колесах», и прибывал он с Уймонской долины.
Мне казалось, что так же легко и весело проходило любое совместное дело в селе. Мне, к примеру, часто рассказывали о сенокосе: поре, где каждого жителя деревни ждала посильная работа на лугах. Мужчины  косят траву, женщины собираю сено в небольшие копёшки и закидывают на волокуши, подростки наверху принимают, укладывают и увозят сено, формируют стога. Я очень просилась на сенокос и родные, улыбаясь, обещали взять меня с собой, но не сложилось.
А однажды я проснулась дома одна, вышла на улицу, и оказалась в центре сюжета фантастического фильма: все люди вдруг пропали из деревни. Улицы  были пусты, во дворах тихо, не слышно было ни разговоров, ни смеха, ни шума рабочих инструментов. Я шла по центральной улице и не понимала, что произошло, и не сон ли это, пока не столкнулась вдруг со знакомой девочкой. Вот она-то и рассказала мне, что начался сенокос, и в деревне остались только старики да маленькие дети. Такая общность сельчан удивила и восхитила меня. Немного грустно было только оказаться вне этого объединяющего труда, ведь там непременно должна была звучать красивая песня.
Вот так порой бывает, что привычная наша, обыденная, во многом необустроенная жизнь, кажется кому-то волшебной сказкой. И может, не стоит её стесняться, а наоборот, с гордостью думать о своём доме и с восхищением смотреть в окно, и вдыхая привычные ароматы, не забыть при этом зажмуриться от удовольствия.
Светлана КОВАЛЬЧУК,
Екатерина ЗОЛОТАРЁВА,
фото С. КОВАЛЬЧУК.
 

Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:


Официальный сайт МО "Усть-Коксинский район" Республики Алтай

Официальный сайт Правительства Республики Алтай