Коксинская роща

Стрелка - слияние рек Кокса и Катунь. 

гора Белуха - самая высокая точка Сибири. Высота - 4506 м.

В поисках Беловодья. Подробнее

  •  
  •  
  •  
  •  

Уймонские вести - всегда с вами вместе!

« Назад

«Чужие» среди «своих»? 23 10 2016 15:55

chuzhie7
Сельское кладбище… Там всегда царит тишина, только иногда, по особым случаям, на дни рождения или годовщину смерти, люди приходят на могилки к своим родителям, детям, мужьям, жёнам, чтобы побыть с ними, «поговорить», навести порядок, убрать траву, обновить цветы, покрасить оградку. Так всегда было и на кладбище в селе Чендек.
Какое же потрясение испытала 12 сентября жительница села Мария Котенева, которая решила посетить с родственниками могилки родителей, мужа, бабушки и тети. От увиденного ей стало плохо: десятки развороченных плит, сломанных оградок, выбитые фотографии, портреты родных с «выколотыми» глазами, разбросанные цветы, выкинутые за ограду кресты. Некоторые могилки кто-то вообще сравнял с землей. На одной плите насчитали 11 ударов каким-то тяжёлым тупым предметом. Вандалы поглумились и над могилами ветеранов Великой Отечественной войны.
chuzhie5.jpgЧерез час на кладбище собралось полсела. Люди были в ужасе от увиденного: кто громко возмущался, кто тихо плакал. Успокоившись, насчитали, что осквернено 66 могил на двух кладбищах (старом и новом). Некоторые очевидцы говорили, что могилки разворочены не хаотично, а в форме стрелы и круга, мол, не иначе это выходка сатанистов или ещё каких-то выродков. 
Срочно позвонили в полицию. Приехали семь человек, работали два дня, всё сфотографировали, не разрешали ничего убирать. Возмущенные жители собрали сход села. Однако, им в сельской администрации заявили, что их собрание-сход никакой юридической силы не имеет, если на нём отсутствует глава сельского поселения и другие представители власти.
chuzhie6.jpgПричина отсутствия главы сельского поселения Анны Ошлаковой была уважительной: уехала в Барнаул рожать. Но кто-то же вместо неё должен быть «на хозяйстве»?! Кто руководит таким большим поселением? Вроде бы, Елена Вальтер, был ответ. Пока ждали главу, ждали ответ от полиции – прошёл месяц. Официальный ответ о результатах расследования кого обескуражил, кого привёл в ярость. Дело закрыто, нашли двух виновных – мальчишек 10 и 12 лет. «Два малолетних ребенка могли такое совершить?! Да кто в это поверит? Явно, здесь руку приложили взрослые!». Негодующие чендекцы потребовали провести ещё один сход. Назначили число – 12 октября. Пригласили и районную газету.
Когда я зашла в зал сельского дома культуры, там уже сидело более 15 человек. «Где вы раньше были?!», – крикнул кто-то, предъявляя непонятные претензии редакции. Я попросила ввести меня в курс дела. Женщины наперебой стали рассказывать о случившемся.
chuzhie11.jpgК началу схода в зале сидели не только жители села, приехали представители районной администрации, депутаты, сотрудники отдела погрануправления, полиции. Приехали даже бывшие чендекцы из Усть-Коксы, могилы их родителей тоже осквернены.
Начала сход глава поселения Анна Ошлакова. Хоть и в микрофон, но говорила она очень тихо, сидя в первом ряду, трудно было разобрать её слова. Спокойно, как будто не в Чендеке произошло  не укладывающееся в голове событие, объяснила причину собрания и дала слово начальнику участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних отделения полиции №2 (с. Усть-Кокса) капитану Максиму Кулееву.
Максим Михайлович подчеркнул, что в ходе следственных мероприятий они выяснили лиц, которые совершили данное преступление. Ими оказались жители села Чендек, несовершеннолетние Ежов и Михайлюсь, в настоящее время проживающие с матерью – Татьяной Михайлюсь. Решение: отказать в возбуждении уголовного дела по причине несовершеннолетия детей. Однако, их поставили на учёт и проводят с ними все меры профилактической работы. Оказалось, один из мальчишек ранее состоял на учёте, но в прошлом году был снят с него в связи с исправлением. 
По залу прокатилась волна негодования.
– Дети одни не могли совершить такое, сил не хватит!
– От полиции чего хотите? – попросил уточнить капитан Кулеев. – Наша задача: установить, найти, раскрыть и привлечь. Если наш ответ не устраивает, можете обжаловать в прокуратуре.
Зал продолжал негодовать:
– В том-то и дело, что вы ничего не сделали!
– Кого вы нашли? Двух малолеток? Это не они сделали!
– Ищите лучше! Там были взрослые!
– Это не хулиганство, это вандализм!
– Мы не можем привлечь детей, – стоял на своём капитан.
– Родителей привлекайте!
– Этот молодой человек сделал все, что мог, – возразил кто-то из чендекцев.
– А почему наша сельская администрация ничего не делает? Как будто у нас в селе ничего не произошло. Спокойно ходят и ничего не делают! А глава вообще неизвестно где находится...
Было видно, что в деревне обстановка накалилась до очень опасной отметки. Многие возмущены бездействием главы сельского поселения. «Нет власти, нет головы в селе, – звучало в зале. – Людям некуда обратиться, не к кому пойти, просить помощи, совета. Люди устали от бездействия. Прошёл месяц, а ничего не сделано!»
Честно говоря, я так и не поняла: в декретном отпуске, как предусмотрено законом, глава сельского поселения или на больничном? Но это, как говорится, её личное дело. Гораздо серьёзнее, что жители села обвиняли её в бездействии, мол, за последние годы молодая глава поселения показала себя слабым руководителем, многие проблемы не решаются, многое делается не для блага людей, нет контакта у главы с людьми, в селе идёт какой-то раскол. (По мнению же главы, она делает всё зависящее от неё). Вместо себя, опять же, вроде бы, как говорят жители села, оставила Елену Вальтер. Но и та за этот период не предприняла никаких шагов, чтобы хоть как-то стабилизировать обстановку.
А она накалилась до такой степени, что люди во время схода выкрикивали порой даже угрозы в адрес «приезжих». Уверена, никто из этих уязвлённых мужчин и женщин со слезами на глазах, невольно ещё раз переживших горе утраты родных, никогда ничего плохого этой семье не сделают. Не тронут ни детей, ни  их мать, которая одна воспитывает двух мальчишек. Отец живёт где-то на Дальнем Востоке. Эти выкрики – просто слова от горькой обиды, от бессилия, от отчаяния.
Зал потребовал выйти к микрофону Татьяну Михайлюсь. Посыпались вопросы. Её спокойствие поражало: «Да, мои дети виноваты», «Да, я с ними поговорила», «Они больше так делать не будут». Не знаю, может, в такой ситуации надо было попросить прощения у людей, пройти по домам с покаянием...
– Почему ты винишь своих детей?! Почему ты, мать, не защищаешь их?! Кто их защитит, если не мать?! Почему ты соглашаешься с обвинениями в адрес твоих детей?!
– Ты не мать! Почему ты детьми нисколько не занимаешься?! – крикнула другая. – Наши ведь дети не ходят на кладбище, не громят могилы! Всё зависит от воспитания в семье!
– Какую секту ты прикрываешь своими детьми?!
Эти вопросы, видимо, отражали точку зрения значительной части жителей села, так как ощущалось одобрение зала. Выходит, доводы полиции убедили далеко не всех. А некоторые и не скрывали это:
– Куда смотрят правоохранительные органы?
– Если бы наши дети такое сделали, нас бы давно уже всех наказали!
Трудно передать все эмоции и слова, порой противоречивые. Но в одном, пожалуй, было единодушие:  как ни были возмущены люди безобразной выходкой детей, винили их  родителей, «не занимающихся воспитанием».
Поступило и такое предложение: проверить психическое состояние детей. Ведь мать сама заявила на сходе, что её сыновья накануне своего неадекватного поступка рисовали могилы, кладбище. От этих её слов и я пришла в ужас… Обычно дети в таком возрасте рисуют совсем другое. После схода позвонила знакомому психологу, которая много лет работает в системе образования, она подтвердила: дети рисуют, конечно, всякое, но могилы и кладбища накануне своего вандализма?! Это наводит на размышления...
Этот ли чудовищный случай стал катализатором или и раньше происходили какие-то разъедающие ткань добрососедских отношений, не знаю, но в зале почти физически ощущалось подспудное деление на «своих» – коренных жителей села и «чужих» – приехавших сравнительно недавно. Село как бы разделилось на два лагеря. Хуже ничего и придумать нельзя!
Даже когда прозвучал призыв, видимо, одной из приезжих, не называть чужими тех, кто приехал жить в село из других регионов России, и сохранять спокойствию и благоразумие, примирительный жест вызвал обратный эффект:
– Как успокоиться? Как успокоиться, когда на фотографии твоей дочери, на могиле, выколоты глаза?! Как?! – от отчаяния закричала ещё одна женщина.
– Как успокоиться, когда на могилах ветеранов войны вырывают звезды?
– А вы видели, как они на портретах нашим родителям глаза выкололи!?
И в зале многие снова утирали платочками слёзы.
Не хотела об этом писать, но, думаю, всё же должна об этом сказать. Пока шёл сход, невольно пришлось наблюдать за коллегой из «Листка» Светланой Макухой, которая всё время ходила по залу. Скажу честно (хотя это, вроде бы, и не моё дело: давать ей советы, тем более – предъявлять претензии), мне очень не понравилась её манера работать. Люди со слезами рассказывают о своем горе, о душевной боли, которую они испытали. А Светлана, мало того, что чуть ли не тыкала им в лицо диктофоном, подбегала с видеокамерой и зачем-то всё время улыбалась. Сложилось впечатление, что она чему-то радуется, а всё происходящее её веселит.
Сказав, что как журналист не имеет права вступать в полемику, она тут же накаляла обстановку, задавая вопросы об измазанных краской машинах некоторых приезжих граждан. После этого зал опять делился на «своих» и «чужих». Не понравилось и то, как она, стоя лицом к залу, при выступлении первого заместителя главы района Ольги Абросимовой, картинно прикрывала рукой артистично изображаемую саркастическую улыбку, хотя речь шла об очень серьёзной ситуации. Этого не могли не заметить и другие участники схода. Ну нельзя так вести себя, когда у людей горе!
А в зале начали требовать, чтобы семью Михайлюсь выселили из деревни. Татьяна пообещала, что она скоро переедет в Теректу, где,  по её мнению, учителя лучше, чем в Чендеке. Проблема в том, что она не может так быстро продать квартиру, купленную на денежные средства материнского капитала.
Поступило предложение – найти возможность и нанять охранника на кладбище. Ответ был категоричен – такой возможности нет.
Конечно, Анна Владимировна Ошлакова по мере сил старалась, чтобы сход прошёл спокойно. Но успокоить людей было не так просто. Столько всего накопилось...
Например, остро обозначилась проблема беспорядка на свалке и скотомогильнике. Корреспонденту «УВ» пришлось даже ехать туда, чтобы сфотографировать – неравнодушные жители села попросили. Что и говорить – впечатляющая картина, но это тема для совсем другого репортажа.
Думаю, «свалочный» вопрос возник просто как ещё одна иллюстрация недовольства жителей села работой главы сельского поселения. Что касается обсуждаемого на сходе вопроса, то основное требование, которое звучало довольно категорично:   семья Михайлюсь должна покинуть не только село, но и пределы района. Другой вопрос, который остался открытым: кто возместит нанесённый материальный ущерб пострадавшим? Моральный ущерб оценить и возместить едва ли возможно. А материальный, как говорили в зале,  составляет 500 тысяч рублей.
Татьяна Михайлюсь пыталась уверить всех, что она оплатит все расходы. Однако, в это не верили. А некоторые говорили: «Нам ничего от неё не надо, пусть только уедет от греха и от глаз подальше».
«Нет, уж, – возразила одна женщина. – Не у всех есть деньги на восстановление таких дорогих плит и оград. В селе много старых людей, у которых нет таких средств». Тогда Тимофей Осипов – один из жителей села предложил создать фонд, чтобы собрать деньги. Предложение не нашло поддержки. Кому-то показалось, что это очередная уловка, чтобы защитить «своих приезжих». Объяснения молодого человека, что он не имеет к «этой семье» никакого отношения некоторые так и не услышали.
Приехавший из райцентра на собрание депутат Государственного Собрания – Эл Курултай Республики Алтай Константин Шлак, как и Ольга Абросимова, оценив сложившуюся обстановку, пытался успокоить людей, призвал к житейской мудрости и здравому смыслу, просил воздерживаться от остракизма  приезжей семьи, хотя, конечно же, подростки совершили ужасный поступок.
Покидала сход с тяжёлым сердцем и ощущением, что у этой неприятной истории ещё будет продолжение. Но какое? Об этом остаётся только догадываться.
Айна ТАНАШЕВА.
 
ОТ РЕДАКЦИИ
Причин не доверять выводам полиции, вроде бы, нет, а многие в Чендеке не доверяют. Почему? Из-за стресса, вызванного чрезвычайным происшествием? Из-за кризиса доверия к полиции? Он есть, об этом и сами представители полиции, отчитываясь перед депутатами районного Совета депутатов, говорят. Но дело, думается, все же в другом. Почему это произошло именно в Чендеке? Не потому ли, что у главы сельского поселения нет «всенародного» авторитета в масштабе села? Не потому ли, что старожилы чувствуют её отстранённость от насущных проблем жителей поселения? Не потому ли, что глава СП, по словам руководителей и сотрудников районной администрации, чуть ли не демонстративно уклоняется от сотрудничества, а без сотрудничества проблемы в сельском поселении решить не может?
Другая проблема, складывается впечатление, в наличии бытового остракизма, о котором говорилось выше. Если человека постоянно называть свиньёй, то он в конце концов захрюкает, гласит поговорка. Кто-нибудь в селе протянул руку двум «трудным», как принято говорить, пацанам? Или они в селе чувствуют себя изгоями? Такое даже взрослому человеку с крепкой психикой и устоявшимся мировоззрением выдержать трудно. В школе их вовлекли в какие-то увлекательные дела, отвлекающие от рисования могил и кладбищ?
Обиженные на всех и вся подростки способны на что угодно. И подбить таких подростков можно на что угодно. Хочется верить, что теперь, когда они под надзором полиции, в их жизни что-то изменится в лучшую сторону. Но сотрудники полиции даже при самом добросовестном отношении к делу не смогут контролировать каждый их шаг и сеять в их головушках доброе и вечное. Требуется ещё и деятельное и искреннее участие в их судьбе школы, администрации сельского поселения, общественности, жителей села. Делать добро в ответ на зло, прощать – это очень трудно. Но есть ли иной выход из этой ситуации?
 

Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:


Официальный сайт МО "Усть-Коксинский район" Республики Алтай

Официальный сайт Правительства Республики Алтай